Рейтинг: 2 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

 

Председатель гаражно-строительного кооператива «Конкурс-24» Кащеев С.В. направил письмо Президенту РФ    Путину В.В.

В Саратове свою проблему он решить не может. Более того, его жизнь находится  сегодня под  реальной угрозой: судья Кировского районного суда Романов В.В. несмотря на заключение лечащего врача о предынсультном состоянии Кащеева С.В. вынес   постановление об аресте Кащеева. Сегодня тяжело больной человек  объявлен в федеральный розыск.  Помещение  Кащеева в камеру СИЗО для человека, с верхним  давлением  более 200 ,  смерти подобно.

Что пишет Кащеев   Президенту РФ и о чем просит?

«В 2017 году против меня как председателя Гаражно-строительного кооператива "Конкурс-64", было возбуждено уголовное дело по ст. 159 ч.3. Мне пытались вменить то, что за время моего управления ГСК, по моей вине совершены двойные продажи гаражей, что в реальности никогда не было. Организован ГСК был для того, чтобы попробовать очистить наши забитые автомобилями дворы, гаражи подземные, сверху гаражей планировалось построить детские и спортивные площадки. Цель как бы благая, но всегда найдутся люди, которые хотят завладеть чужими идеями и бизнесом в целом. Уголовное дело возникло не сразу, в течении трёх лет строительства, мне неоднократно приходилось посещать прокуратуру и отделения полиции в которые "доброжелатели" писали различные заявления, но разобравшись с заявлениями сотрудники правоохранительных органов непременно отказывались возбуждать уголовные дела, не усматривая в действиях руководства Гаражно-строительного кооператива никаких противоправных действий, всё было в рамках Устава ГСК и закона РФ.

В итоге в 2018 г. меня перевели из статуса свидетеля в статус подозреваемого и стали усиленно раскручивать уголовное дело. Следствие нашло из сорока пяти членов ГСК аж пять человек, из которых трое человек реальных организаторов уголовного дела, с целью захвата гаражей , бессовестно врали подавая заявления, так как один из них вместо реальных двух гаражей владел тремя, а двое других правлением ГСК за нарушения договорных обязательств, сроков оплаты и Устава ГСК правлением (!!!) и общим собранием ГСК ( я не принимал единоличных решений), были  перемещены в очереди на получение гаражей, но не выгнаны и не обмануты. Один из трёх пострадавших затем обратился в суд,  и суд принял решение выплатить ему его взнос и не отдавать гараж. Несмотря на это,  следствие признало его потерпевшим. Как я уже говорил, что объект подземные гаражи,  незавершённый объект строительства, и на момент открытия уголовного дела, свободных гаражей было больше чем следствие "нашло" потерпевших. Мои доводы , об этом следствие проигнорировало. Далее,  во время следствия у меня были проведены два обыска, на которых у меня была изъята вся оргтехника ( компъютер и два ноутбука ), а также вся документация ГСК (протоколы общих собраний , собраний правления, кассовая книга , книга регистрации договоров и договора и т.д. ). После изъятия с нарушением закона, так как сотрудники отказались вести фотофиксацию обыска и пытались привести ко мне в квартиру своих понятых, которых опасаясь, что неизвестные люди мне могут что-то "подкинуть", я в квартиру не пустил, заставив взять понятых из соседских квартир. Более того, сотрудники полиции проводившие обыск, не стали описывать все изъятые документы сославшись на позднее время ( обыск закончился в 23.30.), а лишь выписали мне повестку к следователю на следующий день, пообещав, что опишут все изъятые вещественные доказательства в кабинете следователя. Но с этого момента все вещественные доказательства были "утеряны".

 За пять лет следствия, сменилось шесть следователей, меня сажали под домашний арест. Районный суд принял "просьбу следователей и я просидел двое суток в ИВС,  а затем под домашним арестом десять дней, без права выхода на улицу для прогулки и права пользования средствами связи. Поэтому мою престарелую мать (1942 г.р.) страдающую заболеванием кишечника, ездила навещать моя жена. Областной суд решение районного суда не принял и отменил приговор, вынеся два частных определения на нарушение закона на прокуратуру и следствие. Любопытный момент, во время моего задержания, хотя необходимости в нём не было, так как я никогда не скрывался и по первому требованию следователей приходил на допросы, прибежал лично начальник ОП-3 подполковник Кравцов (который сейчас уже с повышением руководит городской полицией), чтобы надеть на меня наручники.

 Более того,  стараясь как можно больше унизить, он  сначала пристегнул меня наручниками к батарее отопления, а потом меня перестегнули к какому-то оперуполномоченному , который до самого моего отъезда в ИВС ходил за мной , в том числе в туалет, наверное более "важных" дел у Кравцова в тот день не было, как отметиться в задержании. Начальник же следствия Коротков,  который затем пришёл в кабинет следователя,  вообще сказал, что я никогда из тюрьмы не выйду, что я "перешёл" дорогу "очень уважаемым людям", не обратил внимания даже на то,  что рядом со мной сидел адвокат Плисов, который в ходатайстве в Областной суд всё это указал. Все пять лет пока шло следствие , мне пришлось защищаться только по копиям бумаг, которые случайно сохранились на флэшках,  и показаниям членов правления. На многочисленные заявления в следствия по поводу розыска вещественных доказательств я получал лишь неопределённые ответы от следствия. Правда,  один раз,  когда я пригрозил им обращением в Генеральную прокуратуру, мне пытались вернуть чей-то разбитый ноутбук. И несмотря на то, что следствие не провело технической и бухгалтерской экспертизы объекта, мне не были возвращены документы,  по которым я мог себя защитить, так как правонарушений в деятельности ГСК не допускалось, дело было передано в суд, Судья Кировского районного суда г. Саратова Романов В.В. продолжил делать из меня виновного, отвергая все доводы адвоката на нарушения в проведения следствия, отсутствие (умышленное сокрытие) вещественных доказательств и продолжая тянуть дело к приговору. Всё это пошатнуло моё здоровье, в этом году я уже дважды лежал в больнице с заболеванием сердечно-сосудистой системы с диагнозом гипертония 3-й степени. Постоянные скачки давления до запредельных 210-220/ 130.

И когда у меня в очередной раз случился гипертонический криз, судья Романов стал настаивать на том, что я могу участвовать в судебных заседаниях. Пятого августа имея на руках официальный больничный, (подтверждения на Госуслугах) я пришел к лечащему меня врачу, который измерив давление, выписал направление на немедленную госпитализацию и стал вызывать Скорую помощь.  Все подтверждающие документы немедленно были переданы моим адвокатом судье Романову, так как на пятое августа было назначено очередное судебное заседание, но несмотря на это судья заочно арестовал меня за неявку в судебное заседание и объявил в розыск, сославшись на то, что ранее они получили ответ от главного врача поликлиники ( который между прочим не поинтересовался моим состоянием у лечащего врача (более того лечащий врач был просто в недоумении, как такое могло произойти) и моим состоянием,  и даже не удосужился взглянуть на человека,  по которому давал такой ответ, а ведь  я на тот момент еле передвигался по коридору больницы ).

18 августа в Кировском районном суде г.Саратова будет рассматриваться апелляционная жалоба на приговор судьи, но "доброжелатели" уже объявили мне , что ноги растут из прокуратуры, там я кому-то перешёл дорогу, с кем-то в своё время не "поделился" и они просят для меня максимального наказания. Настаивая на моём заключении в СИЗО,  они прекрасно понимают, что лечение мне там вряд ли кто предоставит и в "случае чего, я могу просто не дождаться Скорой помощи".  Хочу добавить, что пока шло следствие,   произошёл рейдерский захват строящегося гаражно-строительного кооператива, в котором негласно принимали участие учредители ГСК, Умаров М.Х. и Канавичев П.Ю, которые пока я строил гаражи брали кредиты в НВК-банке г. Саратова. Без какого либо залога, под какие-то мифические гарантии ГСК "Конкурс-64" (у ГСК никогда не было своего имущества даже на половину этих денег, всё имущество ГСК принадлежит членам ГСК) ими были получены 65.000.000руб. которые "НВК-банк" благополучно "списал". Как я узнал позже,  точно по такой-же схеме Умаров и Канавичев сработали за пару лет и кооперативом, с предприятием "Саратовгэсстрой" который вёл строительство набережной реки Волга , в черте г. Саратова.

То предприятие тоже было обанкрочено и учредители "Саратовгэсстроя" Умаров и Канавичев "отмыли" более ста миллионов рублей, а директор предприятия Панагушин , благополучно сел в тюрьму. Наверное,  дальнейшие действия в отношении меня с этим тоже связаны. Следствие ведь отмело все мои попытки разобраться во всём досконально, а прокуратура в лице прокурора Кировского района Пригарова, строго контролировала, чтобы упоминание об НВК-банке в дело не просочилось. Этим,  наверное,  и объясняется фактическая кража сотрудниками правоохранительных органов всех документов по ГСК и отсутствие с их стороны доказательной базы, ведь строительная и бухгалтерская экспертиза не была проведена, тогда как можно объявить председателя ГСК вором и мошенником, я ведь вложил в строительство много своих денег. Передавая дела в суд, прокуратура даже не законно изменила третью часть 159-й статьи на четвёртую, хотя объединять потерпевших в одно целое и от общей суммы "выдувать" тяжкую статью не имели право, но, видимо,  закон для них, понятие растяжимое.

Так как я писал выше, ГСК незавершённый объект строительства и на это обстоятельство следствие никакого внимания не обращало, более того всячески способствовало банкротству ГСК. Как итог,  объект с готовностью 1-й очереди строительства гаражей (40 штук из 88) 98% был продан, без всякого аукциона одному из заявителей за 1000.000р. при рыночной стоимости объекта как минимум 20.000.000р., а все добросовестные члены ГСК владевшие гаражами скоро благополучно будут выставлены на улицу. Процесс уже пошёл, своих гаражей лишились уже около шести человек. Всю документацию по делу (которая сохранилась) могу предоставить я,  или если меня посадят,  мой адвокат. Готовы дать показания и  члены ГСК. Помогите защитить мою честь и достоинство, так как,  дожив до 57 лет, я даже не мог представить, что следствие и судебная система в РФ может быть настолько однобока, непрофессиональна,  и коррупционна.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить