Рейтинг: 1 / 5

Звезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Странное банкротство крупного холдинга «Солнечные продукты» только на первый взгляд выглядит неожиданным и чем-то из ряда вон выходящим.  Да, еще два-три года назад «СолПро» входили вместе с «Лукойлом», «Норильским никелем» и «Фосагро» в составленный «Форбс» список 200 крупнейших частных компаний России. Да, за 2018 год выручка холдинга составляла аж 46,7 млрд. рублей.  И тут вдруг все куда-то делось!  Но удивительным это выглядит, только если не знать о правилах жизни и ведения бизнеса главного фигуранта – непотопляемого бенефициара «Солнечных продуктов» и много чего другого Владислава Бурова.

В Саратове для многих не секрет, каким, скажем так, не совсем благовидным и цивилизованным путем были нажиты Буровым его основные богатства. Саратовская кондитерская фабрика (признана банкротом в марте этого года с долгами на 684 млн рублей), Энгельсский троллейбусный завод (остановил работу еще в 2020 году, фактически уже тогда был признан банкротом), Саратовский жировой комбинат (так и не смог выплатить задолженность на 38,6 млрд рублей, банкрот с апреля 2021 года) и Аткарский маслоэкстракционный завод (признан банкротом с 2019 года), ряд крупных сельхозпредприятий…

Если внимательно посмотреть, то сразу становится понятно – погибали-то они все по одному и тому же незамысловатому сценарию: предприятия специально закредитовывали настолько, что суммы полученных кредитов значительно превышали стоимость самих активов. Все миллиарды при этом растворялись в черной дыре. То есть в карманах самого господина Бурова и его родственников.  А для сокрытия таких нехитрых схем личного обогащения тот же Буров всегда мог использовать, например, печально известный «НВК-банк», запутанную финансовую деятельность которого уже не первый год пытаются распутать и местные правоохранительные органы, и Агентство по страхованию вкладов.  Причем, ранее АСВ выдвинуло финансовые претензии 6 лицам, которые, судя по всему, целенаправленно «причиняли банку убытки» (среди этих людей и сам Буров).  Тем не менее, по факту за все прегрешения все это время расплачивается домашним арестом лишь водитель Бурова, а по совместительству председатель правления НВК-банка Владимир Кравцев.

Элитная недвижимость в Москве, автопарки исключительно из машин люксового класса, регулярные фотоотчеты   о роскошной жизни в соцсетях – всё это  очень «по-буровски».  Не так давно отряды «как бы блогеров» пополнила почти юная (не старше 28 лет) Ангелина Бурова (в девичестве Мелкумян), жена одного из сыновей Бурова – Максима. Правда, известность ей принесло не комментирование актуальных событий, а забавная и очень показательная ситуация с элитным «Мерседесом», который больше года разыскивали судебные приставы и конкурсный управляющий, чтобы вернуть машину, как положено, в конкурсную массу после банкротства очередного буровского актива. А Ангелина все это время спокойно выкладывала фото себя на фоне этого роскошного автомобиля в соцсети.  Когда «Мерседес» у нее все-таки изъяли, то, естественно, все вокруг, по словам свидетелей, оказались вдруг «быдлом». «Я вообще к саратовской публике не очень. Мне даже, наоборот, хочется где-то спрятаться», -  эта крылатая фраза Буровой-Мелкумян едва не сделала ее героиней мемов.

В настоящее время Ангелина сама ведет в соцсетях фан-группу себя («Единственный и официальный паблик, посвященный Ангелине Буровой»). Правда,  фанатов там на сегодня не так уж много – менее 350 человек, но зато там она хвалится то открытием собственного бутика напротив ГУМа в Москве, то собственной загорелой пятой точкой на пляжах Таиланда.  Примечательно, что эта «фан-группа» была создана практически сразу после свадьбы с Буровым.

Летом 2017 года очевидцы обратили внимание на роскошную частную яхту, причалившую прямо к набережной в Саратове.  Не обратить внимания на необычную «ласточку» было нельзя – слишком она выделялась на волжском пейзаже. Ей больше соответствовали морские курорты и владения какого-нибудь наследного принца. В открытых источниках указано, что на кораблях такого класса, как правило, несколько гостиных и зон отдыха, коктейль-бар и т.д. По самым примерным подсчетам стоимость яхты была не менее миллиарда рублей. На борту в качестве гостя был замечен известный музыкальный продюсер, лидер «Ласкового мая» Андрей Разин. Пока СМИ подогревая интерес у своих читателей, высказывали предположения по поводу того, кто из местных олигархов или депутатов мог владеть таким до неприличности дорогим кораблем и отдыхать на нем в такой компании, в бизнес-сообществе все были уверены: в Саратове такое мог себе позволить (и собственно хотел этого) единственный человек и зовут его Буров Владислав Юрьевич.  Задумывается ли этот Буров над тем, что попадание в число богатейших бизнесменов области это вовсе не его заслуга, а кредиторов, которые доверили ему свои активы, а он, не стесняясь, направил их на создание комфорта себе и своим родственникам? Вряд ли. Гораздо интереснее, почему на это не обращали внимание правоохранительные органы раньше, хотя были должны.

Подчеркнем, разобраться в схемах с тем же «НВК-банком» неискушенному человеку очень сложно. Но есть другой пример, гораздо более простой. Как за государственный счет сделать крупным бизнесменом, ну скажем, собственного племянника? По-буровски легко. На крепкое активно работающее предприятие опять-таки оформляется кредит. Далее,  за счет этого кредита, но уже на другое предприятие холдинга приобретаются по рыночной стоимости многомиллионные сельскохозяйственные активы. Для сокрытия покупки осуществляются на еще одно, третье по счету предприятие, которое в свою очередь за бесценок и через подставных лиц передает его родному человеку.  И вот племянник Владислава Бурова Андрей Хохлов, которому едва исполнилось 20 лет, уже является собственником ООО «Агроинвест» - крупной сельскохозяйственной компании с миллиардными оборотами, к которой встают в очередь крупнейшие банки страны, чтобы выдать новые кредиты на сотни миллионов рублей.  Почему же ни о бизнес-вундеркинде Андрее Хохлове, ни о Сергее Акимове, который как бы владел 100% долей «Агроинвеста» раньше, и у которого их как бы приобрел Хохлов, никто не слышал до этого? Да просто потому, что на самом деле они лишь номинальные собственники этого крупного актива, явно действующие в интересах все того же Бурова-старшего. И это не единственный подобный совместный «проект» - под контролем Хохлова-Бурова находились и находятся в том числе АО «Ловир», ЗАО «Мадин». Так что наделавшее столько шума признание судом недействительной сделки по отчуждению доли компании «Агроинвест» компанией «Мадин»,  как направленной на вывод имущества из конкурсной массы (самое время вспомнить упомянутый выше «Мерседесом»?) выглядит абсолютно справедливым и логичным. Чисто по-человечески возмущение Владислава Бурова понять здесь,  конечно,  можно. Потеря такого актива,  конечно же для него очень болезненна, но может хоть это заставит господина Бурова опуститься, как говорится, с небес на землю и наконец продемонстрировать истинные предпринимательские способности уже не за счет кредиторов, а исключительно за счет врожденного предпринимательского духа или что там у него имеется.

 К тому же у любой «счастливой» истории обязательно должен быть логичный конец,  и нельзя не приветствовать, когда он еще и ознаменован единственно верным в этой ситуации результатом судебного разбирательства.