Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; plgContentJComments has a deprecated constructor in /var/www/u1610169/data/www/rsar.ru/plugins/content/jcomments/jcomments.php on line 25

Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; JCommentsACL has a deprecated constructor in /var/www/u1610169/data/www/rsar.ru/components/com_jcomments/classes/acl.php on line 17

Рейтинг: 4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

В Саратовском Арбитражном суде проходит интереснейший процесс. В ходе обычного банкротства физического лица группа граждан превратила одного из кредитора в должника. При этом, создается впечатление, что судья ведущая процесс, выносит решения не слишком опираясь на нормы закона. Это косвенно подтверждается тем, что в своих решениях судья не анализирует доводы кредитора, а просто их игнорирует.

             Даешь руками, берешь ногами

 В первый день 2021 года двое знакомых, Илья Козицкий и Александр Маевский заключили между собой договор займа. По условиям договора Козицкий передал Маевскому 7 млн. рублей сроком на один год. Маевский, кроме возврата долга обязался выплачивать своему кредитору по 80 тыс. рублей ежемесячно. Залогом возврата долга послужил дорогостоящий катер Маевского, на который он предоставил технический паспорт.

Следует отметить, что это была уже не первая подобная сделка между ними. Маевский уже однажды занимал у Козицкого 4 млн. руб. и полностью рассчитался.

Маевский не только не вернул долг, но и ни разу не выплатил проценты. Естественно, Козицкий обратился в суд с иском о передаче ему залогового имущества ( катера). Судье Кировского районного суда Касимову пришлось одновременно рассматривать встречный иск Маевского, где тот утверждал, что денег от Козицкого не получал. В итоге 19 сентября 2022 года решением судьи Касимова исковые требования Козицкого были полностью удовлетворены, а Маевскову в иске было отказано. В ходе реализации обеспечительных мер судебные приставы  должны были наложить арест на спорное имущество. Когда же приставы осмотрели катер, оказалось, что изъять его они  не могут, так как WIN номера на кузове и двигателе не совпадают с указанными в договоре, хотя сам катер той же модели. Выяснилось, что номинальной владелицей катера, оказалась мать Маевского, женщина перешагнувшая 80-летний рубеж. Кстати, заложенный катер тоже был оформлен на  мать нашего героя, но залог он осуществлял имея от нее генеральную доверенность. Катер с указанными в договоре  WIN номерами действительно существовал, но на момент заключения договора займа уже ей не принадлежал.

Эти факты стали поводом для возбуждения уголовного дела по факту мошенничества в отношении Маевского.

                                         Мошенник со стажем

Это было не первое уголовное дело  Маевского. Двумя годами ранее Маевский был осужден по ст. 160 УК РФ "Присвоение или растрата". Тогда ему было назначено наказание в виде трех лет лишения свободы условно. На момент повторного привлечения его к уголовной ответственности судимость была снята, и в соответствии с юридической терминологией он был "юридически не судим".

По словам Козицкого, Маевский вел себя спокойно и уверял своего оппонента, что ему лишение свободы не грозит, так как он имеет знакомую "юриста-решалу", которая, вхожа в разные суды (от уголовного до арбитражного) и сделает "занос". Этот термин в последнее время стал более распространен в связи нашей судебной и правоохранительной системой, чем с автомобильным дрифтом.

  Кстати, с автотранспортом у Маевского тоже было все в порядке,так как на заседания начавшегося после окончания  предварительного следствия суда, он приезжал на дорогостоящем "Rang Rover".

Это интересная деталь, так как параллельно с уголовным процессом, Маевский вошел в другой процесс - собственного банкротства, который сам же и инициировал. Финансовым управляющим дела по банкротству ему был назначен Максим Орлянский. Последний по своей должности обязан был составить реестр имущества, которое собственно и составляет основную конкурсную массу и провести финансовый анализ. Финансовый анализ не проведен до сих пор, зато Орлянский сосредоточился на кредиторах своего подопечного. Но об этом ниже.

В октябре 2023 года Маевский был осужден Кировским районным судом к одному году лишения свободы. С приговором он не согласился и подал апелляционную жалобу. Прокуратуру Кировского района приговор также не вполне удовлетворил и она также обжаловала приговор. В результате приговор был отменен и в январе 2024 года срок Маевскому был увеличен до 3-х лет. Можно было бы подумать, что его заявления о возможностях использования "решалы" лишь пустое бахвальство, однако дальнейшие события показали, что по-видимому основания для таких заявлений имелись.

                                  Чудеса в арбитражах

  Поначалу, кроме Козицкого, претензию стать кредиторами в деле о несостоятельности заявили лишь два претендента: налоговая инспекция и одно физическое лицо. Общая сумма их претензий составила около 7 млн. рублей. На требование Козицкого о признании его кредитором финансовый управляющий Орлянский выдвинул встречное заявление о признании договор займов недействительными.

 Обоснованиями своего требования Козицкий считал уже вступившие в законную силу два решения суда. Одно о взыскании долга, второе - приговор по которому Маевский уже получил срок. Эти решения имеют преюдициальное значение. Это понятие существует во всех кодексах: Гражданском, Уголовном и Арбитражном. Это один из основополагающих принципов на которых базируется  российское законодательство и означает он, что вступившее в законную силу решение одного из судов обязательно для других судов при рассмотрении обстоятельств по тому же делу. Иными словами,  Арбитражный суд не может отменить или пересмотреть решение Кировского районного суда. И тем не менее судья Наталья Фугарова, председательствующая на процессе о несостоятельности Маевского, совершила чудо. Своим определением Фугарова отказала Козицкому в признании и его кредитором. В этом определении прекрасно все - и формулировки и логика его автора. Оно нуждается в обильном цитировании и возможно попадет в юридические учебники, как научно-практический труд, перевернувший наши представления о юридической теории и практике. Если, конечно, раньше не будет рассмотрено в ежегодных закрытых обзорах, выпускаемых для служебного пользования судей, как пример вопиющего нарушения закона.

Итак Фугарова пишет: "При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности". Возможно поэтому судья не удовлетворилась представленными решениями судов, а потребовала приобщить приобщить к делу оригиналы договоров займа и расписки. Оригиналы этих документов находятся в уголовном деле, хранящемся в Кировском районном суде. И в Арбитражном суде были представлены копии этих документов, заверенных Кировским районным судом. Казалось бы: ответ получен. Но нет, бумаги с печатями суда и подписями должностных лиц приобщены к делу, а осадочек остался. Иначе,  как объяснить, что в определении отказывающем признать Козицкого кредитором Фугарова сочла нужным привести  и этот довод: "Следует учесть, что оригиналы договоров займа и расписки, свидетельствующие о получении Маевским А.И. от Козицкого И.В. денежных средств, в материалы дела предоставлены не были". У человека читающего этот документ немедленно возникает вопрос: "Учесть как?" Как отсутствие этих документов в природе? Или в Кировском районном суде? Возможно Фугарова предполагает, что Козицкий вступил в сговор с сотрудниками Кировского суда и они изготовили ему копии? Как учесть - не ясно. 

Кроме процитированных туманных намеков, в определении имеются и тезисы, которые не вызывают никаких сомнений: "Целью проверки судом обоснованности требований является недопущение включения в реестр необоснованных требований, поскольку такое включение приводит к нарушению прав и законных интересов кредиторов, имеющих обоснованные требования, а также должника и его учредителей (участников)". У Козицкого были вытребованы справки по формам 2 НДФЛ и 3 НДФЛ о его доходах за последние 2 года. Доход оказался незначительным, на основании чего Фугарова сделала вывод о том, что он не мог одолжить крупную сумму.

Однако в деле о несостоятельности  Маевского появился кредитор, к которому председательствующая присматривалась менее придирчиво. Предпринимательница Ольга Бабкина, чье предприятие само находится в процессе банкротства предъявила суду расписки и договора займа Маевским у нее в общей сложности 10 млн. рублей, датированные 2017 и 2018 годами. Срок исковой давности по этим распискам истек. Однако, это не смутило ни финансового управляющего Орлянского, ни представителей должника Ольгу Бородину и Бочкову которые могли бы исключить Бабкину из числа претендентов в кредиторы одной лишь ссылкой на эту норму закона. Это странное забвение интересов своего доверителя со стороны Бородиной и интересов остальных кредиторов Орлянским, кажется еще более странным на фоне поведения судьи. Фугарова не требовала от представителя Бабкиной ни справок из налоговой инспекции, ни каких либо дополнительных документов. Словно забыла о "недопущении ... нарушения прав и законных интересов кредиторов, имеющих обоснованные требования...", о которых она провозгласила в ранее выпущенном определении. Хотя возможно, на это решение подействовали другие аргументы, не ставшие в процессе предметом публичного рассмотрения. Бородина  имеет репутацию опытного юриста, способного грамотно вести переговоры.

Кстати, Бородина ранее, на других процессах, представляла интересы Бабкиной. Став представителем Маевского Бородина ступила на зыбкую почву конфликта интересов, если, конечно, Бабкина и Маевский являются не только формальными, но и реальными оппонентами в этом процессе, а не действуют заодно. 

Мы, конечно, с негодованием отметаем саму мысль о сговоре между Фугаровой, Бабкиной, Орлянским, Бородиной, которая могла бы прийти в голову какому-нибудь распущенному читателю. Но точно морок нашел на эту группу граждан, или точнее участников процесса, и Бабкина была признана кредитором. То есть, к кредитору имеющему решения судов вступивших в законную силу предъявлялись требования большие, чем к остальным.

 Но, на этом чудеса не кончились. По заявлению Орлянского, внезапно, вспомнившего об интересах кредиторов, судом была признана недействительной сделка по займу от 2019 года, когда долг Маевским был возвращен полностью. Орлянский потребовал, чтобы Козицкий и Шелепова (еще один кредитор) вернули почти 6 млн. рублей по той сделке, так как им было оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения их требований. То есть, по мнению Орлянского и Фугаровой, удовлетворившей эти требования, Козицкий и Шелепова в 2019 году должны были предвидеть банкротство Маевского, которое началось 4 года спустя и как либо учесть интересы других кредиторов. Не обладая экстрасенсорными способностями сделать это было не возможно. Сам же Маевский в ходе следствия по уголовному делу утверждал, что кроме Козицкого он ни с кем договоров займа не заключал. Тем не менее,  при принятии решения по взысканию с Козицкого и Шелеповой возвращенного Маевским долга, Фугарова опиралась на п.2 ст.61.2 Закона о банкротстве: "Сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течении трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом... и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки". Если верить показаниям Маевского на следствии, то о наличии у него на момент совершения сделки о других займах не знал не только Козицкий, но даже сама Бабкина. Иными словами, показания Маевского дают основания предположить, что расписка и договор займа с Бабкиной фиктивные и были изготовлены в ходе арбитражного процесса. В любом случае в позиции Бабкиной и Маевского на арбитражном процессе и данных им показаниях на следствии имеются противоречия, которые суд даже не пытался устранить.

Кстати, напомним, что среди других кредиторов Маевского присутствует государство в лице налоговой инспекции и уменьшение конкурсной массы за счет появления сомнительных кредиторов уменьшает долю государства, как кредитора в этом деле о банкротстве (несостоятельности). Последний термин было бы уместно применить и к правовой системе, не всегда способной защитить законные интересы государства и граждан. Фактически получается, что признанный уголовным судом потерпевшим гражданин, по решению арбитражного суда должен быть ограблен во второй раз.

  В настоящее время в Двенадцатом апелляционном суде на рассмотрении судьи Яремчук Е.В. находится апелляционная жалоба Козицкого на отмену определения арбитражного суда о признании его кредитором по делу о несостоятельности Маевского. Интересно будет узнать проникли ли новации об обращении с принципом преюдиции в апелляционную инстанцию, или там по- прежнему считают, что решения других судов, вступивших в законную силу обязательны для всех?

Редакция также будет с интересом следить за творчеством судьи Фугаровой и ее новациями на юридической ниве.

По нашему мнению описанные судебные решения создают опасную практику по захвату имущества законопослушных граждан.

Возможно, это не первая комбинация по "законному" отъему чужого имущества. Мы уверены, что правоохранительные органы заинтересуются деятельностью группы граждан указанных в статье и предлагаем людям попавшим в подобную ситуацию и пострадавшим от действий Бабкиной, Орлянского, Бородиной и Маевского обращаться в редакцию для пополнения материалов с целью передачи их для правового анализа в компетентные органы

Сергей Любимов

Фото: reporter64.ru

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить