Рейтинг: 3 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В Вольском районном суде  22 февраля  назначено вынесение решения по делу бывшего директора Вольского строительного лицея. В так называемом деле Каткова сегодня сложилась  вновь переломная ситуация. Будет ли оправдан подсудимый Катков, или…?

Суд получился  весьма необычным:  трижды   Валерий Катков произносил последнее слово подсудимого!  Впрочем, «произносил», это не то слово.  Каждое «последнее слово» подсудимого длилось… по полтора часа.  Подробное, детальное, основанное на  неопровержимых фактах, логически выверенное.   Не уверены, что где-то в Российской Федерации были такие случаи, чтобы подсудимый  трижды (!!!) произносил    свое последнее слово, доводя до  суда факты и аргументы  о своей невиновности.

Каждый раз, после «последнего слова» судья  Дмитриев был вынужден под грузом неопровержимых доводов  подсудимого, вновь и вновь возвращаться к рассмотрению на первый вид,  простого  дела.

И сегодня  судья Дмитриев находится в  весьма сложной ситуации.  С одной стороны,  вынести оправдательный приговор -  поступок, на который решается далеко не каждый судья и решается весьма и весьма редко. Да и не каждый судья может вынести оправдательный приговор, так как  ранее таких приговоров не выносил, тем более,  в провинциальном городе:    тут ведь еще жить и работать!  Вынести приговор обвинительный - значит  согласиться с выводами  следствия, которое изначально было построено на банальном оговоре  Каткова со стороны ряда работников  образовательного учреждения «ВСЛ», а далее расследование шло по сценарию 1937 года:   к делу подшивались «слова и оговоры» и никаких  иных доказательств.    

Итак, дело Каткова может «качнуться» 22 февраля либо в одну сторону,  либо в другую. Судья Дмитриев   17 февраля, после очередного последнего полуторачасового слова Каткова, взял большой перерыв. Вероятнее  всего,  не случайно  именно так поступил,      не решившись  в очередной раз  сразу возобновить  судебное разбирательство, а  удалился в совещательную комнату,  чтобы проверить  те факты,  о которых Катков   говорил.

И это не смотря на то, что у  судьи Дмитриева вероятнее всего,  уже давно имеется на Каткова обвинительный приговор.  Но  значит у Дмитриева, даже,  несмотря на это,  есть какие-то сомнения?  Ведь при той его большой судебной нагрузке по уголовным делам, он отодвинул рассмотрения всех своих дел  с 17 февраля  до 22 февраля!

В период нахождения в совещательной комнате, судья не имеет права ничем заниматься и рассматривать иные любые дела и вопросы, кроме  того уголовного дела по которому удалился в совещательную комнату

Дело  Каткова показывает, как  бывает   нелегко доказывать свою невиновность, и  какую волю и стойкость нужно иметь простому человеку,  попавшему,  под молот правосудия!  Но Валерий  Катков, достойно прошел все это, и благодаря его защитнику  Александру Мищенко, вступившему в дело 20 января 2022 года,   смог достойно противостоять  тому  напору оговора и лжи, которую в отношении него напустили.

 В своем  «последнем слове» Катков  выразил благодарность   всем тем,  кто его поддержал на протяжении  всего периода уголовного обвинения, а оно уже длится с июня 2020 года, и не побоялся ни на следствии, ни в суде рассказать правду и был честным перед  самим собой и своей совестью. Адвокат Мищенко Александр Николаевич сумел  профессионально  не только разобраться досконально во всем, но и придал подсудимому  веру  в его победу над злом.  Не считаясь со своим личным временем и интересами,  досконально изучил обстоятельства дела и помог выявить истинных расхитителей бюджетных денежных средств, о которых не раз заявлял в суде совместно с Валерием Катковым.   Валерий Катков по факту хищения денежных средств в Лицее, может быть только свидетелем, как  и действующие свидетели по рассматриваемому уголовному делу - главные бухгалтера Олег Петров и Галина Подгузова, которые также не знали, как  и Валерий Катков, ни о каких творящихся хищениях в их период деятельности в бухгалтерии Лицея.

Каткова обвиняют   по ст. ч. 4 ст. 160 УК РФ: якобы, он присваивал себе   «премиальные» деньги, которые выписывались    сотрудникам ВСЛ, на  сумму – полтора миллиона рублей.  То есть - обворовал и нажился.

  Сам Катков  утверждает, приводя многочисленные факты и примеры - что деньги были направлены на  нужды Лицея, а большую часть денег, в размере 850000 рублей похитила расчетчик зарплаты Лицея - Горшенина Татьяна Витальевна, которая в отсутствие должного за ней контроля со стороны главных бухгалтеров учреждения, самостоятельно осуществляла начисление заработной платы.  Она,  имевшая  единоличный доступ к картам Банка всех работников Лицея, включая и к своей, и своей сестре и матери, которые также работали в этом Лицее,  путем уменьшения размеров заработной платы у других сотрудников Лицея, оставаясь после рабочего дня,   формировала  свой «семейный» фонд.  И переводила себе и своим родственникам ежемесячно крупные денежные  переводы!  А когда этот преступный  факт вскрылся,  то она оговорила в этом Валерия Каткова – директора Лицея. В этом  оговоре ей  охотно помогла  небольшая группа работников Лицея, которые были в обиде на директора, по причине того, что  от них он  требовал дисциплины.

Прямо,  либо косвенно,  это  подтверждено свидетельскими показаниями в суде, как  со стороны главных бухгалтеров Олегом Петровым, так  и Галиной Подгузовой.

Между тем,  за период деятельности Валерия Каткова  в Лицее произошли сильные изменения в сторону улучшения.  Были открыты новые специальности для учащихся, что позволило детям сиротам продлить свое обучение в Лицее,  и как  можно больше находиться по сроку на государственном  обеспечении.

Были установлены для учащихся проживающих в общежитии душевые кабины на двух этажах, у  детей появилась возможность доступа к соблюдению гигиены.

Вставлены были  пластиковые окна в учебном корпусе. Отремонтирован фасад Лицея, закуплены теплицы, восстановлены автотранспортные средства.

 При этом,  сам Валерий Катков всегда использовал для работы свой личный автотранспорт. В период пандемии рулонами директор Катков  закупал материю и дезрастворы, организовал собственное производство по пошиву лицевых масок, что позволило выдавать лицевые маски,  как  учащимся,  так  и преподавательскому составу Лицея.

  В Лицее для обеспечения безопасности были приобретены и установлены камеры  видеонаблюдения : в коридорах здания,  в  учебных классах.

Было приобретено оборудование,  и  была установлена  система Интернет, что позволило учащимся расширить использование интернета для обучения.

Были приобретены строительные леса. Оплачивалась очистка крыш от снега и территории зимой, покос травы летом, текущий ремонт в столовых и общежитий, заправка картриджей, канцтоваров, хозяйственного  инвентаря.  Было изготовлено множество стендов как  для ОБЖ  так  и других учебных дисциплин.

 Оплачивались командировочные расходы как  педагогам,  так  и учащимся в период их обучения и участия на различных конкурсах и конференциях, обеспечивалась  материальная поддержка на всех городских мероприятиях, в которых  участвовал Лицей,  и многие другие расходы  на которые также не выделялись  бюджетные средства со стороны Министерства образования Саратовской области!

При таких обстоятельствах по делу, резонно возникает вопрос. Как   же Валерий    Катков  мог  признать  абсурдный  гражданский иск  на сумму 1 582 500 рублей?  Ведь директор Катков  ни копейки не положил себе в карман, а все денежные средства, которые были сформированы из остатка премиального фонда и  были конвертированы и возвращены обратно в Лицей, в виде определенного материального блага!  И обо всем этом,  суд даже не захотел слышать и выяснять подробности ?

О каком вменяемом Валерию Каткову  «хищении», может идти речь государственным обвинителем, когда именно на сформированные деньги Фонда, всё выше перечисленное имущество и работы, и многое другое, приобреталось за счет наличных денежных средств из того самого хозяйственного Фонда, о котором Катков  неустанно повторял суду?

 И денежные средства тратились как   лично Катковым, так  и другими работниками Лицея, о чем многие свидетели открыто  говорили  в своих допросах и показаниях в суде?

А государственный обвинитель,  похоже,  совсем забыл, что он согласно ч. 2 ст. 14 УПК РФ должен опровергать все  доводы подсудимого  Каткова, которые тот  приводил  в свою защиту. Ведь  именно на государственном обвинителе  в силу УПК РФ,  лежит прямая обязанность по доказыванию своего обвинения, в связи с чем, подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность!

Между тем, со стороны прокурора словесно, просто делается  на суде заявление, что  директор Катков  похитил деньги Лицея и все, тут!  Суду этот вопрос также не интересен,  и суд ни разу не предпринял попытки  подвергнуть сомнению представленные  словесные доводы государственного обвинителя,  и начать судебное разбирательство не с  обвинительным  уклоном, а на принципах равенства сторон и его состязательности. 

Еще один интересный и важнейший  момент вскрылся на суде.  До прихода Каткова в должности  директора, в Лицее сложилась прочная родовая клановость. Заметим, что  возглавить Лицей попросил в свое время Каткова глава Вольского муниципального района  В.Г.  Матвеев - дабы навести тут порядок.    И Катков начал его наводить и начал прежде всего  с борьбы с  семейственностью и клановостью в Лицее, и как  видим от этого серьезно пострадал.

В  Лицее работали люди целыми большими родовыми семьями. Безусловно, приход нового директора для наведения порядка не  мог нравиться этим клановым семьям, так как  у них сложился за много лет   определенный образ поведения,  и принципов работы, не всегда отвечавший  интересам детей-сирот и в целом,   учебному учреждению.

Например, у воспитателя  Константинова,  вообще, поведение было за гранью морали:  очень  близкие интимные  отношения с несовершеннолетней учащейся Лицея.  Разумеется, новый директор уволил этого воспитателя.

Те новые порядки, которые начал наводить Катков,  безусловно, не нравились определенной группу лиц, из числа работников Лицея. По уголовному делу они проходят свидетелями  со стороны обвинения, которые являются  самыми яростными  сторонники обвинения Каткова по рассматриваемому делу.

И при такой обстановке в Лицее,  возникает резонный вопрос, если бы Катков  имел умысел на хищение денег, то разве он бы стал открыто бороться с вышеуказанными проявлениями? Ответ очевиден, что  конечно, нет, и  он  также, как  и бывший директор Порецкова, умалчивал бы все  негативные  проявления в Лицее  и укреплял бы ту родовую клановость, которую она создала за период своего правления, и созданная ею система очень многим нравилась в Лицее. Но такая система  шла в разрез по соблюдению закона.

Произнося свое  последнее слово в суде 18 февраля, Валерий Катков  поблагодарил тех, кто принял участие в его судьбе и  не остался равнодушен:

 

«Благодарю за поддержку:   Дерябина Владимира Анатольевича – депутата Вольского муниципального собрания Саратовской области, генерального директора «Универмаг Вольский; Савцова Виктора Юрьевича – депутата городского Совета г. Вольска Саратовской области; Михайлова Сергея Юрьевича – главного редактора газеты Саратовский репортер; Гаврилова Илью Александровича – учащегося ВСЛ; а также, сотрудников учебного учреждения «ВСЛ», которые были приглашены как со стороны обвинения, так  и со стороны защиты, и которые дали правдивые показания по обстоятельства дела в суде, а именно:

- Фимушкину Людмилу Владимировну;

- Буштрук Тамару Борисовну;

- Петрова Олега Анатольевича;

- Володину Юлию Борисовну;

- Меер Татьяну Владимировну;

- Гутар Дарью Юрьевну;

- Силантьеву Ульяну Александровну;

- Мищенко Андрея Анатольевича;

- Воробьева Олега Петровича;

- Ворожейкину Ольгу Константиновну;

- Кузнецову Елизавету Игоревну;

- Меер Василия Николаевича;

- Постнову Наталью Александровну;

- Шендрик Ирину Валентиновну;

- Гаврилина Владимира Николаевича;

- Крошенинникову Марину Михайловну;

- Рябова Андрея Валерьевича; 

Спасибо Вам большое, за Вашу честность и порядочность!»

 

Отдельно Катков   поблагодарил  своего защитника, адвоката Мищенко Александра Николаевича:

«Он  профессионально разобрался в тех хитросплетениях,  которые произошли в Лицее, увидел тот обман, и преступное поведение Горшениной Татьяны Витальевны (расчетчика заработной платы Лицея- ред.). Смог в кратчайшие сроки  досконально изучить  материалы уголовного дела, и предпринял  неимоверные усилия, за несколько  судебных заседания донести до суда все то, о чем я хотел до него донести, но не смог этого вовремя сделать, для того, чтобы суд не допустил судебной ошибки, и не вынес в отношении  меня неправосудный обвинительный приговор, за то преступление,  которое я не совершал.

Поэтому,  считаю, что по данному уголовному делу, суд может вынести только оправдательный приговор, который будет справедливым!».

 Осталось последнее -  услышать 22 февраля, какое именно решение вынесет судья  Дмитриев?

На снимке: адвокат  в суде   Валерия Каткова- Александр Мищенко

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить