Menu
RSS

САРАТОВСКИЙ ЛЕВИАФАН

САРАТОВСКИЙ ЛЕВИАФАН

Как "обысковыми мероприятиями" саратовской полиции был уничтожен бизнес "Старателя".

На этом фото в белой футболке "герой" нашей истории оперуполномоченный отдела по ПЭО и ОГ И ПС полиции ГУ МВД РФ по Саратовской области Андрей Викторович Коцарь. Действующий сотрудник полиции, но сейчас он одновременно ходит и на работу в отдел, и в суд в качестве подсудимого. На фото оперуполномоченный Коцарь во время так называемых "обысковых мероприятий" в августе 2017 года. Что и где,   Коцарь  и его коллеги так усердно искали во время "обысковых мероприятий", и что нашли?

 

 4 августа 2017 года стал роковым и последним для фирмы "Старатель" в Саратове. Директор потерял в один день фирму, потерял бизнес, который годами выстраивал по всей России. Потеряли рабочие места и те, кто работал в "Старателе", а это сорок человек. Остались без средств к существованию десятки рабочих, их семьи. Все эти люди теперь потеряли веру в закон и в тех, кто призван стоять на страже Закона. Более того, как раз те, кто и призван стоять на страже Закона по долгу службы оказались сами преступниками в погонах.   Два участника этой истории  так  называемых "обысковых мероприятий", мало чего общего имевших с законом,    полицейские Кичатов и Трифонов были осуждены по ст. 159 УК РФ. Организатора "обысковых мероприятий", а   это оперуполномоченный А.В. Коцарь,  все никак не могут осудить. Видимо, Система не хочет "сдавать" своего. Действия этих полицейских (повторим, Трифонов и Кичатов уже осуждены) , ("главаря" и организатора Коцаря, еще судят в Заводском районом суде) и привели к уничтожению предприятия "Старатель".

До сих пор организатор "обысковых мероприятий" оперуполномоченный отдела по ПЭО и ОГ И ПС полиции ГУ МВД РФ по Саратовской области Андрей Викторович Коцарь не понес заслуженного наказания, а директору "Старателя" Тимуру Еникеееву не возмещен многомиллионный ущерб предприятию, нанесенный незаконными этими самыми "обысковыми мероприятиями".

Слова, сказанные когда-то Президентом страны, что надо переставать "кошмарить" бизнес, и что следует поддерживать всеми силами малый и средний бизнес в стране, стали для директора "Старателя" Тимура Еникеева абсолютно пустым звуком после того, что с ним случилось.

Вспоминая тот день, 4 августа 2017 года, когда вся жизнь развернулась ровно на 180 градусов, директор "Старателя" Тимур Еникеев говорит сегодня: " Я потерял в один день все: деньги, бизнес, фирму, деловые связи, здоровье...".

Почти три года директор фирмы Еникеев продолжает теперь уже в судах отстаивать свои законные права. Пытается добиться привлечения тех, кто прямо виновен в уничтожении его бизнеса к уголовной ответственности. Задача трудная в нынешних реалиях , ведь на скамье подсудимых сегодня как раз тот, по чьей вине и был уничтожен бизнес Еникеева. Это действующий ныне сотрудник правоохранительных органов оперуполномоченный отдела по ПЭО и ОГ И ПС полиции ГУ МВД РФ по Саратовской области Андрей Викторович Коцарь. Ему вменяется три статьи Уголовного Кодекса Российской Федерации: ст. 159 ч. 4, ст. 169 ч.2 и ст. 286, ч.3, п.в. особо обратим при этом внимание: сотрудник полиции, сидящий на скамье подсудимых не уволен.

Сотрудник, которого обвиняют в нарушении Закона по трем статьям УК РФ продолжает стоять на страже Закона и официально работает, числится в штате ГУ МВД! Идет зарплата, идет стаж, все другие привилегии. За какие заслуги? Где еще подобное можно встретить, как не в Саратовской области? Что произошло и почему именно служащий полиции Коцарь стал причиной развала бизнеса Еникева? Об этом Тимур Еникеев впервые и публично рассказывает сегодня сам.

       -Чем занималось предприятие "Старатель"?

       -"Старатель" был достаточно крупным предприятием, бизнес был серьезным. Мы работали во многих регионах России. Выкупали через тендеры отбывшие свой срок эксплуатации телефонные станции, другие оборудования связи. Фактически, мы занимались утилизацией отслужившего свой век оборудования. Зарабатывали на разукомплектации оборудования с последующей передачей на аффинаж в специализированные предприятия. Наш "Старатель" сотрудничал в основном, с предприятием "Росконтакт" из города Касимова Рязанской области, которое обеспечивает переработку практически всех видов вторичного сырья, содержащего драгоценные металлы. Без преувеличения можно сказать, что это авторитетное и серьезное предприятие способствует созданию в России цивилизованного рынка переработки вторичных драгоценных, цветных и редких металлов, обеспечивает высокие стандарты в экологической безопасности процессов утилизации, разработке и выпуску импортозамещающей продукции из драгоценных металлов. Вот с ним "Старатель" и работал, получая свою прибыль от сданного на аффинаж драгоценного металла. Всю необходимую документацию на ведение своей деятельности мы имеем, стоим на учете в Палате Пробирного надзора.

 -"Старатель" был солидным и серьезным предприятием, и теперь этого бизнеса нет и он был уничтожен "стараниями" сотрудников правоохранительных органов, и как вы утверждаете, прежде всего, стараниями оперуполномоченного Коцаря. Почему вы так считаете, какие есть тому доказательства с вашей стороны?

   - Каждое мое слово подтверждается документально, в том числе,  многочисленными видеозаписями. Все началось неожиданно для меня 4 августа 2017 года. В 6.45 в дверь моей квартиры постучались, и это были сотрудники полиции. Двое были в штатском, двое в форме Росгвардии. Мне было сказано, что в квартире необходимо провести обыск в рамках уголовного дела возбужденного в отношении Али Гусейнова. Пояснили, что накануне из отслужившей свой срок телефонной станции Ростелекома Али Гусейновым была похищена палладиевая проволока и что,  якобы, по оперативной информации, эту проволоку мне мог реализовать Гусейнов. Как потом мне стало ясно по тем событиям которые начали стремительно развиваться, это было только повод, чтобы начать проводить так называемые "обысковые мероприятия" у меня дома, у моих сотрудников и на территории моего предприятия на Крымской, дом 1.

Никакой абсолютно связи с Али Гусейновым у меня не было. Никоим образом похищенное Али Гусейновым ( он был осужден за эту кражу впоследствии) не могло оказаться у меня, так как мы с Гусейновым никогда деловых, да и вообще, каких-либо отношений не поддерживали и даже не общались! То, что, якобы, Гусейнов сбыл нам краденое им оборудование было явной ложью, которую придумал Коцарь, чтобы под этим предлогом осуществить наезд на наше предприятие и меня лично. Для осуществления незаконных обысковых мероприятий Коцарю нужен был какой-то предлог, и он совершил в отношении меня незаконные действия просто выдумав, что Гусейнов, якобы, что-то мне сбыл- это откровенная ложь. Повторяюсь, естественно у меня не было ничего из того, что украл Гусейнов на территории Ростелекома. А самое важное, что Коцарь прекрасно знал, что Гусейнов ничего мне не сбывал и что никой связи у меня нет с  Гусейновым. Более того, как я полагаю, Коцарь был инициатором прослушки разговоров по моему телефону. Полагаю, что это давно уже стало своего рода развлечением для сотрудников полиции- слушать разговоры. Меня прослушивали года три наверное, и читали, как и предполагаю, распечатки всех моих разговоров. Поэтому, Коцарь обладал информацией о том, что у меня нет никакой связи ( !!!) с Гусейновым, так как я просто с ним не общался - ни по телефону, ни тем более, лично. Известно, что Гусейнов дал показания о том, что никак не был связан со мной, Еникеевым,  и что похищенное он сбыл кому-то в Москве. Гусейнов в суде при допросе подтвердил отсутствие между мной и ним не то, что деловых, а вообще каких либо отношений. Тем не менее, Коцарь, зная об этом, приходит совершать свои незаконные действия под предлогом того, что Гусейнов якобы, мне что-то сбыл!

Возвращаясь к тем событиям… оперуполномоченный Коцарь, едва войдя в мой дом произнес такую фразу, которая потом мне многое объяснила: " Привет тебе от Гусейнова". Я, как человек законопослушный, и никогда не имевший никаких проблем с Законом, у меня даже административных штрафов никогда не было, сначала воспринял появление сотрудников полиции, как явное недоразумение: оснований для обыска не было никакого. Обыск проводили два часа. Искали так, что летело буквально все: высыпали сахар, крупы, рылись в вещах. В детской комнате перевернули все игрушки... Можете себе представить, что чувствовали члены моей семьи, моя жена, сын девяти лет...

   - Понятые расписывались в протоколе обыска ?

   -Понятые пришли только под конец обыска. Сам же обыск начали проводить и продолжали проводить без их участия. Это я потом узнал, что обязательно должны быть понятые, протокол. Но откуда мне было это знать, если я никогда не имел никаких проблем с Законом, а здесь - обыск, как у самого настоящего преступника! Искали, как мне полицейские объяснили, драгоценные металлы, золото. Спрашивали даже про какие-то золотые слитки. Это вообще полный бред, какие слитки? Мое место работы - на Крымской, и все работы по демонтажу оборудования проводились там, на территории предприятия. Что можно было найти такого противозаконного у меня дома? Все хранилось по месту работы. Причем тут мой дом? После обыска я прошел по требованию полицейских к автостоянке, где стояла моя автомашина. Обыскали и ее, разумеется, не найдя ничего противозаконного. Потом меня посадили в полицейскую "Газель". В машине я увидел пластиковые ведра с некоторым количеством металла в них. Как позже я узнал, тем же утром проводился обыск в квартире моего рабочего Родинадзе. Он взял ведра домой, так как задержался накануне до вечера на работе, и сдать металл уже было некому.

     - Куда вас повезли на полицейской "Газели"?

     -Мы приехали на территорию "Старателя", Крымская, дом 1. Здесь офис, склад, цех. Тут было большое количество людей в полицейской форме, и они все были вперемешку с моими сотрудниками. Моих сотрудников было человек тридцать, думаю полицейских было не меньше. В этой толпе я увидел эксперта Саратовской Пробирной палаты Горкина, который через какое-то время заявил сотрудникам: "Тут нет ничего противозаконного в действиях директора Еникеева". Меня сопровождал оперуполномоченный Андрей Коцарь, Александр Трифонов и Александр Кичатов. Забегая вперед скажу, что (Кичатов и Трифонов) эти двое последних впоследствии были осуждены по статье "Мошенничество" и уволены из органов полиции. Они украли из моего офиса большую сумму денег во время этих так называемых, "обысковых мероприятий". Старшим при этом, был Андрей Коцарь, но он от наказания ушел, а за его действия ответили два его подчиненных. Они ВСЕ вели себя очень развязано, нагло, вызывающе и постоянно пытались меня провоцировать на какие либо противоправные действия. Они подумали, видимо, что пришли с обыском в какую-то "шарагу", но на самом деле, на предприятии все было организовано строго по закону, ведь мы работали с драгметаллами: везде камеры видеонаблюдения, сигнализация. Так что, многое из того, что делали и говорили эти трое полицейских зафиксировано на видеокамеры. Копии записей разговоров и их действий хранятся у меня, в том числе и видеозапись тех обстоятельств, при которых была похищена крупная сумма денег из моего кабинета. Это произошло при следующих обстоятельствах. Оперуполномоченный Андрей Коцарь мне задал вопрос "Есть ли деньги?". Я ответил, что не знаю этого и позвонил бухгалтеру, спросив, есть ли у нас на предприятии наличные? Она ответила, что на первом этаже в офисе, в блокноте в белом конверте лежит 340 тысяч рублей. До этого у начальника цеха полицейские изъяли 24 тысячи рублей. Он пытался возражать, объясняя оперативнику Александру Трифонову, что эти деньги собраны для сотрудников цеха на оплату работы. Но деньги все равно были изъяты и при этом, Трифонов сказал начальнику цеха: " Ты не представляешь, сколько мы сейчас найдем денег у твоего шефа!". Я показал Коцарю и его подчиненным, где кабинет, в котором лежали те самые 340 тысяч. Коцарь вытащил конверт с деньгами из блокнота и положил на стол. На видео зафиксирован этот момент. Я отлучился, вышел на улицу, или зашел в туалет, не помню уже сейчас точно, но когда я пришел, то я увидел, что стол на котором лежал конверт с деньгами начал массово закидываться различными документами и образовалась большая гора документов на этом конверте. Сотрудники полиции мне сказали, что все будет изыматься, все будет проверяться и так далее. Все это подтверждено видеонаблюдением. Важная деталь. В офисе на первом этаже находилось две камеры видеонаблюдения. Одна камера подпитывалась со второго этажа, а другая камера подпитывалась с первого этажа. Сотрудники полиции вытащили пятилитровые бутылки из тумбочек наполненные серебряной и палладиевой нарезкой, и положили их на середину офиса. Сказали, что это все будут забирать, конфисковывать на выявление, не содержится ли там как раз то, что украл Али Гусейнов на территории Ростелекома. Но это было абсолютно абсурдно, потому что это две разные вещи и сотрудник Пробирной палаты мог бы это сразу подтвердить. Ничего из похищенного Гусейновым Али у меня конечно же не было, это можно было выявить при осмотре и не увозить в неизвестном направлении принадлежащее мне имущество и документацию, тем более не проводить обыска. Далее, сотрудник полиции Александр Кичатов, который теперь осужден, мне сказал: "Тимур, ну неужели у тебя никого нет? Неужели ты ни с кем не можешь решить сейчас на твоем уровне вопрос, чтобы все это прекратилось...имей в виду, если сейчас все это уедет в отдел и дойдет до верхов, то уже точно у тебя ничего не получится". В ответ Александру Кичатову я просто пожал плечами.

     - Что вы должны были "решать", если ни в чем не виноваты?

    -Да, об этом и речь: я не знаю! Потом, от всей этой процедуры "обысковых мероприятий" мне стало плохо, и я попросил сотрудников полиции вызвать мне "Скорую помощь". Сотрудник Трифонов Александр, кто в последствии тоже был осужден за содеянное, вызвал "Скорую помощь" и поинтересовался у меня, откуда питаются видеокамеры, на что я ему ответил, что в туалете имеется рубильник. Его отключаешь, и все "тухнет". Приехала "Скорая", я уехал в больницу. Было диагностировано повышенное давление, что немудрено: испытать такой стресс. Тем более, подобное было впервые в моей жизни. Что происходило без меня на территории моего предприятия, я увидел спустя несколько дней, когда попросил своих сотрудников прийти в офис и посмотреть, на месте ли камеры видеонаблюдения. Я воспользовался жестким диском: посмотрел, что происходило в период моего отсутствия. Одна из камер подпитывалась не с первого этажа, а со второго этажа. То есть, сотрудники полиции отключили рубильник в туалете, на который я указал ранее, и посчитали что все - камеры не пишут. Но обесточилась только одна камера, а вторая камера продолжала писать и все происходящее есть на видео. Александр Кичатов показал жестами Александру Трифонову, что там на столе имеются деньги: мол, возьми их, положи в карман и уходи. За это они и были осуждены. А до Коцаря дело не дошло, хотя организатором всех этих мероприятий был непосредственно он. Он руководил полицейскими, он раздавал команды.

Коцарь под надуманным предлогом совершал так называемые "обысковые мероприятия",  и не имея никаких абсолютно оснований на то, увез принадлежащее ООО "Старатель" и нашему Контрагенту оборудование. Хотя, присутствовавший там сотрудник Палаты Пробирного надзора Горкин говорил Коцарю, что не следует никуда и ничего увозить, так как  в этом нет никакого здравого смысла. Все видеозаписи я предоставил в следственный комитет, там оперативно отреагировали. Были проведены обысковые мероприятия в кабинетах сотрудников ОБЭП, в их сейфах. На это сотрудники полиции сказали, что, мол,  мы-то деньги забрали, но мы просто забыли указать их в акте изъятия.

   - С деньгами все понятно, и за такое "изъятие" двое сотрудников полиции, двое участников тех , так называемых "обысковых мероприятий" осуждены. А что было дальше, как и на каких основаниях изымалось все остальное на предприятии?

   -Изымалось на предприятии все таким образом: понятных на мероприятиях не было, нигде и ничего не прописали, не взвесили, не посчитали при мне. Никакие документы не пронумеровали, а просто загрузили все в мешки из-под сахара и перенесли все в цех. А 8 августа 2017 года это все стали перевозить в неизвестном для меня направлении! Меня лишили даже возможности задать вопрос,  куда это все вывозится и зачем. Я не мог ни замечания свои написать в каких-либо документах, не мог этого сделать даже в устной форме: никто меня и слышать не хотел! Я не мог даже поинтересоваться и  узнать у сотрудников полиции, что вообще происходит,  и куда все перевозится, потому что Коцарь вызвал Росгвардию, и сотрудники этого ведомства лишили меня возможности задать какие-либо вопросы. Помимо цеха у меня на базе был склад. Я завез туда ориентировочно шесть фур телефонных станций, и как только пришла последняя фура, все эти "обысковые мероприятия" и произошли. Как будто бы, сотрудники полиции именно этого и ждали. Вывозилось все это имущество ориентировочно на протяжении двух недель "Газелями". Забирали имущество так же со складов, которые я арендовал на Песчаном Умете. Позже стало известно, что все это отвезли на предприятие  на Ново- Астраханском шоссе- "Лава М". Весь этот товар мне отдали спустя полгода.

НО ПРОИЗОШЛО ЭТО,  СПУСТЯ ПОЛГОДА  ПОСЛЕ МОИХ БЕСКОНЕЧНЫХ ЖАЛОБ ПРЕЗИДЕНТУ РФ, В ПРОКУРАТУРУ, В СЛЕДСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ И В МВД. РЕАКЦИЯ БЫЛА ТОЛЬКО СО СТОРОНЫ ПРОКУРАТУРЫ И СЛЕДСТВЕННОГО КОМИТЕТА. ОТ МВД НЕ БЫЛО НИКАКОЙ РЕАКЦИИ, ЧТО МЕНЯ ВООБЩЕ НЕ УДИВИЛО, КРОМЕ ТОГО, ЧТО КО МНЕ С ОЧЕРЕДНЫМ ОБЫСКОМ ПРИШЛИ В НАЧАЛЕ 2018 ГОДА СОТРУДНИКИ МВД - ПРОСТО НАПУГАЛИ МОЮ СЕМЬЮ В ОЧРЕДЕНОЙ РАЗ. У МЕНЯ ДОМА БЫЛА СУПРУГА И ДВОЕ МАЛОЛЕТНИХ ДЕТЕЙ. ВОТ ТАКАЯ РЕАКЦИЯ БЫЛА НА МОЕ ОБРАЩЕНИЕ В МВД С ПРОСЬБОЙ ВЕРНУТЬ ИМУЩЕСТВО - ОЧЕРЕДНОЙ ОБЫСК.

Когда отдавали товар, я начал искать в первую очередь, пятилитровые бутылки и мешки из-под сахара, где находился самый дорогой товар. Но разумеется, ничего я не обнаружил. Поэтому, я и начал бить тревогу спустя полгода после того, как я не обнаружил  недостающий дорогой товар, содержащий драгоценные металлы. На тот момент его стоимость была 20 миллионов рублей. Если бы я это реализовал сейчас, учитывая биржу на сегодняшний день и курс доллара, то сумма была бы 35 миллионов рублей. Но тут об упущенной выгоде и речи теперь,  быть  не может. Я уже и не мечтаю о том, чтобы забрать все это обратно, потому что, больше чем уверен, этого товара уже  нет.

      - Тогда чего вы сейчас пытаетесь добиться?

     - Я хочу и требую, чтобы справедливость восторжествовала, чтобы виновники этого преступления были наказаны по всей строгости Закона. Но, к сожалению, как мы видим, организатор моей травли до сих пор является сотрудником полиции, до сих пор ходит на работу, посещает судебные заседания в качестве обвиняемого, сидит в суде целый рабочий день и государство ему еще и платит за это деньги, то есть зарплата идет, выслуга лет идет, и не за горами хорошая пенсия! А вот у меня  и  у моей семьи все плохо. Плохо все и у моих струдников. Я теперь постоянно у своего дома вижу незнакомые автомобили тонированные, незнакомых людей и меня это очень сильно настораживает. Вся эта история с так называемыми "обысковыми мероприятиями", а потом судебными процессами меня выбила из колеи.

Я уверен, что это только начало моих проблем и Коцарь,  будучи сотрудником правоохранительных органов, уже никогда не оставит в покое ни меня, ни мое предприятие. Уверен, что до сих пор я на "прослушках", на "наружках", и что впереди новые обыски!

На тот момент, к началу августа 2017 года, у меня работало сорок человек по договору найма в цеху и ориентировочно человек десять в офисе. После тех событий рабочих цеха я распустил, так как не стало работы, нечем было платить зарплату. Эта ситуация дестабилизировала мою работу, мой бизнес, и можно сказать, развалила его. На сегодняшний день у меня всего трое сотрудников. Работы нет, так как правоохранительные органы, помимо того, что нанесли мне финансовый ущерб , они нанесли ущерб и по моей репутации.

      -Каким образом?

     -Это началось сразу после того, когда я написал заявление в следственный комитет. И сотрудники полиции начали думать и искать, за что же все-таки зацепиться. Они начали, как я теперь понимаю с ПТП ( прослушка телефонных переговоров), которую ранее вели в отношении меня. Начали изучать, что называется, под микроскопом результаты "прослушки",  чтобы найти хоть что-нибудь, чтобы потом сфабриковать в отношении меня какое-нибудь уголовное дело и попытаться меня как-то шантажировать. И нашли! Выяснили, что когда-то,  годом ранее,  я с аналогичными  компаниями,  что и "Старатель"- в Новосибирске и Ростове контактировал и вел переговоры по поводу закупок телефонных станций. Должен был намечаться тендер определенный и я вел переговоры с руководителями этих двух компаний о совместной покупке станции: зачем друг с другом конкурировать? Но сотрудники правоохранительных органов сумели все это представить в ином ключе: якобы, я занимался коммерческим подкупом. Оперативники ОБЭП из Саратова выезжали со служебной проверкой в Новосибирск, в Ростов, где устроили "маски шоу". У одного руководителя фирмы в Ростове дома, в Новосибирске у руководителя фирмы - в офисе. Все эти действия поддерживали сотрудники и ростовской и новосибирской Росгвардии. Начали потом "выбивать" с руководителей фирм явки: если вы не напишите на Еникеева заявления о том, что он склонял вас к даче ему денежных средств в отказе участвовать в тендере, то вы поедете тогда на долги годы с Еникеевым на зону. При этом говорили, что Еникеев уже находится в СИЗО. Людей просто ввели в заблуждение. Такими образом, против меня было сфабриковано уголовное дело и я был осужден к выплате крупного штрафа.

     - Уничтожили не только Ваш бизнес, но и Вас?

     - Да, так и есть.  Повторю, я намерен добиваться справедливого исхода дела, как бы наивно это не звучало в наши дни. То, с чем я столкнулся, это самый настоящий "левиафан" по-саратовски.  Я пострадал и уничтожено все, что создавалось мною годами.  Меня растоптали, и причем, будучи увереными в своей безнаказанности.  Те, кто был организаторами всех этих действий, не осуждены. Более того, один из главных организаторов оперативник Коцарь продолжает служить в полиции. Поэтому, на моем месте завтра может оказаться любой добропорядочный предприниматель, которого так же как и меня могут уничтожить и разорить,  проведя на его предприятии "обысковые мероприятия". Эти люди понимают, что их Система не отдаст в руки правосудия. А безнаказанность порождает новые преступления, вот что самое страшное. И все это делается под видом закона и от имени государства.

P.S. Запрос по фактам, изложенным в данной статье редакция газеты направляет на имя Начальника Главного управления Министерства внутренних дел РФ по Саратовской области генерал-лейтенанта полиции Н.И. Трифонова , министру МВД РФ генералу полиции В.А. Колокольцеву и  в адрес руководителя Следственного комитета РФ А.И. Бастрыкина.

P.P.S.

Кроме того, редакции стало известно о наличии в материалах уголовного дела Заключения служебной проверки по факту пропажи денежных средств при проведении обысковых мероприятий в ООО "Старатель" сотрудниками ОЭБ и ПК УМВД России по г. Саратову от 02.12.2017 года, утверждённой полковником полиции Полтановым С.А. и согласованной рядом других высокопоставленных сотрудников полиции. По результатам этой проверки, старший лейтенант полиции А.В. Коцарь подлежал увольнению из органов внутренних дел РФ за совершение грубого нарушения служебной дисциплины, выразившегося в нарушении требований уголовно-процессуального законодательства РФ, а именно в проведении обыска без наличия постановления о его проведении, что повлекло за собой нарушение прав и свобод человека и гражданина. Однако до сих пор Коцарь А.В. является сотрудником полиции.

Галерея изображений

Просмотреть встроенную фотогалерею в Интернете по адресу:
https://rsar.ru/index.php/us2/item/2163-saratovskij-leviofan#sigProGalleriad2ba1a31ce

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх