Menu
RSS

Романский стиль

Романский стиль

В одном славном городе Саратовского края, с рыбным именем Балыково, жил-поживал городничий, который должен по закону жителям жизнь улучшать, но занимался, главным образом, собой, до жути любимым. В детстве этот мальчик-колокольчик, наверное, кушал плохо, и поэтому любимым персонажем его был Плохиш, который, как известно, получил от проклятых буржуинов бочку варенья и корзину печенья.

Наш герой, тоже, как он полагал, получил город как награду (за что нашего Плохиша наградили, расскажем позднее) а посему решил, что настало его время «жрать и радоваться». А где же это лучше всего делать, чтобы самому не готовить, и посуду не мыть (не барское это дело)? В харчевне, кабаке, трактире...

А чтобы ещё и денег не платить? Самому стать директором столовки. Гениальная мысль осенила и повела. Сначала пришлось раскошелиться на покупку, появился у Плохиша как бы ресторан (на деле пивная) со стилизованным западноевропейским именем, для раскрутки которого пришлось его слегка пожечь (как в городе с одноимённым названием одни очень нехорошие ребята для пиара пожгли рейхстаг). Чуть позже стало ну очень жалко денюшков, заработанных тяжким трудом в рудниках власти.

Родилась новая утонченная идея, а как бы кого-то заставить платить за покупку предприятия общепита, а «жрать и радоваться» самому. Сказано-сделано, осталось найти лоха. Сначала дело пошло. Не так уж много в славном городе Балыково рестораторов, но Плохишу повезло, дошли до него слухи, что хочет владелец ресторации с предельно восточным названием (в силу исторического прошлого странным образом перекликающегося с трактиром самого мальчика-колокольчика) расширяться.

Он и подкатил мелким фраером, cher ami, готов помочь, у меня есть дружок, румяный пирожок, не знает, куда деньги девать (добытые бескорыстным радением на пользу обчеству в рядах правоохранительных структур). Вот бы вы и сплотились, вложили бы лимончиков, этак, десять, прибыль пополам. Владелец ресторана с очень восточным названием очаровался таким предложением, взял кредит, и расширился. Пришло время вносить деньги, он к правоохранителю, большому другу городничего, а тот, как бы помягче сказать, пошёл в несознанку, «я не я, лошадь не моя». Что делать, кто виноват – эти откровенно русские вопросы пронеслись в голове ресторатора.

Начал громко возмущаться, мол, что такое, товарищи дорогие, какой кошелёк, смотрите, как фронтовику руки крутят. Результат? Ресторатора пригласил на разговор мальчик-одуванчик, по недосмотру старших товарищей ставший городничим, и притопнув ножонкой, обутой в итальянский сапожок, пригрозил в духе лихих девяностых – хочешь проблем, они будут. Как в воду глядел: в ресторан с восточным названием повалили проверки, «ищут пожарные, ищет милиция», а также санэпиднадзор и защита прав потребителей.

Маячила на горизонте приостановка деятельности ресторана. Владелец загрустил. Но сдаваться не стал. Решил, что правду надо искать в организации с трёхбуквенной аббревиатурой, бывшей трёхбуквенной ещё и при советской власти, внушавшей и внушающей по сегодняшний день (не случайно наш самый главный оттуда). И получилось, оперативные мероприятия дали ожидаемо неприятный для правоохранителя-трактирщика результат, материалы дошли до его начальника, фигуранту предложили на выбор несколько вариантов, самый нежный он и выбрал, по собственному желанию.

Однако не пропал, некоторое время служил на почте, ему точно подошло бы гоголевское: «Почтмейстер, должно быть, … подлец, пьет горькую… совершенно ничего не делает: все дела в большом запущении…
…по крайней мере, услужлив». Теперь он депутат городского собрания Балыково, прислуживает городничему. А что же он, наш Плохиш, так и спустил владельцу ресторана с очень восточным названием его выходку?

Отчасти. Он, как и его друг, почтмейстер, очень несмелое трусло, открыто выступать был не в состоянии, но выбрал решение плохишовского разлива. Ресторатор имел дела не только в Балыково, но и в соседнем районе, славном своим бунтарским названием и связанным с Балыково не только границей, но и именем лихого героя гражданской войны.

Засланные эмиссары мальчика-одуванчика-колокольчика (сошедшие с картины Саврасова «Грачи прилетели») на не очень хорошем русском объяснили ресторатору, что возместить нанесённый Плохишу ущерб необходимо, отдав свой бизнес в соседнем райцентре им, его большим друзьям. Недвусмысленность предъявленных аргументов обезоружила, грачи улетели довольными.

Да, счастливого конца не получилось, ресторатора «в оконцовке» выдавили из города Балыково, бывший правоохранитель депутатствует в городском собрании, а наш городничий продолжает «жрать и радоваться».
Но, дорогие жители славного города Балыково, они что, нам навсегда на шею сели, может пора и их, выражаясь словами великого Толстого «изъять из службы и изгнать, смотря по степени участия»?

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх