Menu

НЕ ОПРАВДАВШИЕ НАДЕЖД

НЕ ОПРАВДАВШИЕ НАДЕЖД
 
В условиях жесткого политического кризиса, падения рейтинга и угрозы тяжелого поражения на ближайших выборах, региональное отделение партии "Единая Россия" взяла курс на кадровое обновление рядов. Тот человеческий материал, который был отобран ранее и направлен в ключевые пункты власти и управления, оказался никуда негодным. Вся предшествующая кадровая политика, которую проводили высшие функционеры "ЕР" в регионе - провалилась. С подобной ситуацией столкнулось не только саратовское отделение: партия нервно и прерывисто стала дышать на ладан во всероссийском масштабе. Наверху не придумали ничего лучшего, как начать спешную подготовку так называемых "лидеров России", которые по своему менталитету и уровню подготовки больше похожи на инопланетян, чем на аборигенов третьей от Солнца планеты. Почему произошел кадровый провал и есть ли выход из кризиса, в котором оказалась "партия власти" 
 
 
 
Любой кризис развивается от большого к малому, от общего к конкретному. Как говорил известный российский политтехнолог Владимир Ильич Ленин: невозможно понять частное, не зная сути общего и наоборот.  В основе нынешнего кризиса лежит большой, глубокий и местами непоправимый кризис партии, как идеи. Причем не только в замордованной откровенной глупостью России, но и по всему миру. Даже в благословенной Америке, где схлестнулись республиканцы и демократы, кризис партии налицо.
 
Если мы наблюдаем такой кризис в целом, то он неизбежно затронет и частное, т.е. отразится даже на самом захудалом региональном отделении. При этом стоит сразу отметить, что кризис партии - это не удел “Единой России”. Наблюдатели полагают, что еще более глубинный кризис разворачивается и в таких сателлитах “ЕР”, как КПРФ, ЛДПР, Справедливая Россия, просто в этих партийных организациях такой кризис тщательно скрывают, а самые острые критические стрелы достаются “партии власти”.
 
Партии в том виде, в котором мы их можем наблюдать сегодня - это реликт прошлой, быть может, даже раннебуржуазной эпохи, когда партии, как объединенные группы нужны были буржуазии, как инструмент борьбы за свое господство. Это касается и тех партий, которые считают себя антибуржуазными. Просто потому, что и они действовали в рамках партийной парадигмы.
Например, сегодня многие считают, что когда-то самая могущественная партийная структура - КПСС, стала жертвой протестного демократического движения конца 80-х начала 90-х годов прошлого века. На самом деле КПСС оказалась первой жертвой кризиса партии, как идеи.
 
Это кризис тесно связан с теми глубинными переменами в мире, которые особенно бурно развивались в начале нынешнего века и которые уже достаточно глубоко перепахали существовавший ранее миропорядок.
 
Сегодня самой массовой и самой дееспособной становится новая структура - партия социальных сетей. Она, конечно, отличается от всего того, что характеризует традиционную буржуазную партию, не только потому, что она иначе организована, носит роевой характер и предельно демократическая, а потому, что она стала своеобразным авангардом движения к новому мировому порядку, в котором традиционным буржуазным партиям со всеми их атрибутами уже не будет места.
 
И не случайно сегодня продвинутые политики смещают спектр своей деятельности именно в социальные сети. Одним из первых, кто стал осваивать новые технологии стал, к примеру, президент США Дональд Трамп, который по сути создал “партию твиттера”, к которой сегодня прислушиваются больше, чем к Республиканской партии США, выдвиженцем которой является Трамп.
 
За теми, кто понимает, что именно социальные сети сегодня становятся решающим фактором в политической борьбе - будущее. За теми же, кто по-прежнему не понимает, что мир стремительно меняется, никакого, в том числе и ближайшего будущего нет.
 
Современные российские партии несомненно присутствуют в социальных сетях, но это присутствие уровня “чайника”, который рассматривает социальные сети не как инструмент в политической борьбе, а, скорее, как доску объявлений, используя которую можно, к примеру, пригласить своих сторонников на митинг.
 
Во многом это связано с той дремучестью, которой отличаются нынешние партфункционеры, предпочитающие изучать настроения Интернета по распечаткам, а не на прямую. Это также продиктовано и страхом перед Сетью, который испытывают большинство нынешних лидеров, как партийного, так и бюрократического толка. Если в ближайшее время партия социальных сетей окончательно структурируется, то таким “чайникам” уже не будет места в реальной политике и они в лучшем случае получат свой абзац в новом учебнике истории.
 
Вот почему мы считаем, что тот политический кризис, который охватил партии связан с тем, что их как магнитом удерживает прошлое. В том числе это касается и кадровой политики. Те, кадры, которые сегодня есть к примеру, у “партии власти” - это кадры рекрутированные прежней системой, без какой либо оглядки на социальные сети, без какого-либо участия в социальных сетях, без сколько-нибудь разумного понимания новых веяний, технологий и грядущего миропорядка.
 
В настоящее время омолодить (а еще лучше - оздоровить) партийные кадры без социальных сетей - невозможно. Более того, рекрутинг теперь должен проводиться исключительно с использованием социальных сетей. Разумеется, это приведет (не может не привести) к глубокому изменению самого характера партийной организации, которая из организации буржуазного типа должна превратиться в организацию партии социальных сетей.
 
Но не будем подсказывать нынешним функционерам, как это можно сделать, полагая, что они додумаются до этого сами, а если не додумаются, то их ничего не ждет, кроме перехода в зону сумерек политического небытия.
 
Недовольство нынешними кадрами, которые были рекрутированные, к примеру, в Саратовскую областную думу, как раз и связано с тем, что такие кадры должны были действовать по старым правилам. То есть получить доступ к кормушке, голосовать, как надо, вести себя в рамках строгой партийной дисциплины и по возможности не высовываться, а если и делать это, то исключительно по команде.
 
Те, кто их подбирал, полагали, что стабильность настолько железобетонная, что именно такие недалекие депутаты будут надежной гарантией неизменности и инертности. Жизнь показала, что это не так. Безынициативность думских рекрутов, при нарастании вызовов, показала, что они еще могут как-то функционировать в прежней системе, но малейшее дуновение ветра перемен, делает их соломенными. 
 
Первый кризис разразился в тот самый момент, когда новый набор депутатов захотел получить пакет привилегий, положенный депутатам старой школы. Например, тройка рекрутов - Дмитрий Чернышевский, Юлия Литневская и Вадим Рогожин пожелали ввести своих родственников и друзей в общественные структуры, например, в общественную палату. И, о ужас, им этого не дали. Вскоре последовала и атака на помощников, среди которых не должно было быть все тех же родственников, как дальних, так и близких.

Рушился один из самых мощных стереотипов: партийный функционер, идущий во власть, должен иметь набор привилегий. Такой набор имели все те, кто когда-то состоял в КПСС в виде ли спецпайков или в виде еще каких-то номенклатурных мелочей - не важно. Такие привилегии имели и предшественники новобранцев, в виде ли депутатского иммунитета, возможности иметь в своем распоряжении подряды, пасеки, заимки, пастбища и прочие угодья, или привилегии в бизнесе, от газетного киоска, до какого-нибудь молочного комбината или автотранспортного предприятия.
 
Выяснилось, что с какого-то момента больше таких привилегий не будет. И не только потому, что кормовая база с некоторых пор заметно сократилась, а еще и потому, что партия перестала раздавать номенклатурные наборы всем своим членам, оставив (да и то, надо полагать, не надолго) лишь для немногих. Стремительное падение Ивана Кузьмина показало, что принципы номенклатуры в ее прежнем понимании, почили в бозе. В этом тоже, кстати, нашел свое подтверждение кризис партии, как идеи. Теперь принадлежность к ней уже ничего или почти ничего, не давало. Надо было начинать учиться жить в новых условиях, полагаясь на внутренние резервы - талант, способности к законотворчеству, коммуникативность, интуицию, наконец, Но названные господа напрочь оказались обделенными этими качествами. Сразу отметим, что они взяты нами для примера, весь “новый завод” в областной думе обладает теми же характеристиками.
 
А раз партия и мандат ничего не дают, то стоит ли напрягаться? Если лояльность сегодня обесценилась, то рухнул еще один бетонный принцип: даю, чтобы ты дал. Теперь оказывается твой дар - лояльность ничего не стоит и за нее ничего не дают. Дать могут только за способности, которые просто необходимы, а их-то и не оказалось.
  Персональный сайт журналиста Петра Красильникова Времени  Net 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх