Рейтинг: 3 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

 

 Руководитель Федеральной налоговой службы  Даниил Егоров занесен недружественными государствами в санкционный список, как поддержавший позицию России  по проведению СВО.  Даниилу Егорову известно, что   руководитель  УФНС  по Саратовской области Краснова работает явно, на интересы врага?

 Иначе, чем объяснить  антигосударственные действия руководителя УФНС  Красновой по  целенаправленному  разрушению и уничтожению крупного бизнеса в Саратовской области? Своими действиями Краснова  копирует  американские технологии по управлению государством. Почему  Краснова  так  поступает и каковы ее мотивы и цели? Почему  подчиненные Красновой своими    проверками,  никак не согласующимися с  требованиями законодательства,    нацелены  на   разрушение крупного бизнеса? Именно на  разрушение, а не на проведение налоговых мероприятий, определенных нормами и законодательством, в отношении   предприятий. Есть примеры, когда крупный бизнес, например,  известное  предприятие «Автотрасса» Киракосяна, представляет налоговикам весь пакет  документов все отчеты, всю бухгалтерию, и это  могло бы снять все  вопросы. Но  проверки  таких предприятий, несмотря на полную открытость, продолжаются, как у злого  следователя: с пристрастием. Проверяют там, где уже проверяли не один раз.  Для чего, какова цель? Есть примеры, когда налоговики не вылезают месяцами с предприятий:  что-то ищут,  разыскивают, и это при том, что бухгалтерия таких предприятий по первому требованию    предоставляет абсолютно все документы! Есть примеры, когда налоговики вызывают к себе в  офис  на допросы, там  дело доходит до угроз, шантажа. Проверки  именно  предприятий крупного бизнеса в Саратовской области стали целью   ведомства Красновой. Цель? Закошмарить крупный бизнес, а малый и средний  безнес, итак сдохнет? Такова логика и цель проверок    Красновой и ее подчиненных?  И это в то время, когда страна переживает не самые лучшие дни:  санкции со стороны Запада,  затраты на СВО…

При этом,  ни сама Краснова, ни сотрудники  ее  ведомства почему-то не «видят»,  так называемые обнальные фирмы, через которые отмывают бюджетные  деньги. Сотни миллионов!  Почему? Ведь таких фирм  множество в Саратовской области, но  УФНС Саратовской области  не принимает мер к их закрытию, к проверкам этих фирм. В то же время, УФНС с пристрастием, и многократно, без всякого на то основания,   поверяет   финансовую отчетность      прибыльных, доходных абсолютно «прозрачных» для проверок предприятий,  которые    существенно  пополняют налоговую базу  Саратовской области.  Для чего это делается. Объяснение одно:  уничтожить такие предприятия.  И надо сказать, ведомству Красновой это удается! И как результат  таких проверок с пристрастием-    крупный бизнес бежит  из Саратовской области, а иногородний бизнес, видя такой налоговый беспредел, в нашу область даже не  заходит! И все это делает один человек- Краснова!

Как можно объяснить такие действия Красновой? Непрофессионализм, вредительство?

  А может быть, Краснову перетянул на свою сторону враг,  чтобы ее руками  подорвать и уничтожить экономику Саратовского региона изнутри?  Бред?    Мы бы не исключали и эту версию:   то,  что сегодня делает  ведомство  Красновой в Саратовской области,  разве не бред и не диверсия в отношении  экономики  Саратовской области, и в целом,   нашего   государства?

 Завербованный врагом  гражданин   может взорвать    железнодорожный путь, поджечь  лес,  но куда эффективнее взорвать  экономику  изнутри.  Над этим  не задумывались  в  УФСБ по Саратовской области?   Быть может,  стоило бы    проанализировать   действия  Красновой: какие крупные предприятия  регулярно и внепланово проверяет УФСН , сколько раз в месяц, почему,  и с какой конкретной  целью? Почему именно эти предприятия проверяет ведомство Красновой?  Если бы сотрудники  УФСБ побеседовали с  некоторыми представителями крупного бизнеса, то, полагаем, они бы  много полезной информации  узнали.

 Неужели это  Краснова сама и по личной инициативе  так  стремится  уничтожить крупный бизнес в Саратовской области?   При этом,  отметим, что именно с появлением Красновой на должности руководителя УФНС по Саратовской области в ноябре 2020 года,  это ведомство начали сотрясать коррупционные скандалы, и именно после появления Красновой начали «кошмарить» бизнес в Саратовской области.

Откуда  Краснова появилась в Саратовской области? Нет, не с Украины, как некоторые думают, тогда это могло бы многое объяснить. Краснова  родилась 25 августа 1979 года в п. Карасьяры Юринского района Марийской АССР. Окончила Марийский государственный университет по направлениям подготовки «Математика» и «Налоги и налогообложение». Где работала? В Межрайонной ИФНС России № 6 по Республике Марий Эл (г. Козьмодемьянск), доросла   до  должности заместителя руководителя УФНС России по Республике Марий Эл, а  с июня 2019 года и по январь 2020 года исполняла обязанности начальника Межрегиональной ИФНС России по Приволжскому федеральному округу.

И наконец, 17 февраля 2020 года прибыла в Саратовскую область… разрушать крупный бизнес в должности руководителя УФНС России по Саратовской области.  

На этой должности за 4 года работы ни коттеджей, ни земель, ни дорогих машин не нажила, хотя не бедствует, при зарплате в 300 тысяч рублей. Имеет   дом площадью 152,2 кв м, две квартиры в 43,8 кв м и 40,6 кв м,  автомобиль "Киа Рио". Есть еще  жилой дом (96 кв. м), две хозпостройки (30 и 4 кв м) и земельный участок (1082 кв м). Не бедствует, но и не шикует,  если, судить по декларации. А неофициально,   имеются ли доходы,  проверял ли кто? Стоило бы проверить. Ведь не зря же в ведомстве Красновой была построена  коррупционная схема, и она приносила свои «дивиденды»  всем ее участникам.  Часть из тех,  кто был включен в эту схему арестовали, часть осудили.  Но  исчезла ли сама коррупционная схема? Входила ли в эту схему сама Краснова? Вопрос так до сих пор остается открытым.

Сотрудниками местного ФСБ  подтверждено, что в недрах УФСНЮ возглавляемого Красновой,  была   разработана некая схема, согласно которой зарабатываются немалые суммы.  На простом языке домохозяек это звучит так:  налоговая  кошмарит крупный  бизнес, потом  к    директору  предприятия приходит некий товарищ, и  обещает с налоговой  «решить вопросы» за вознаграждение.

Одно из авторитетных и осведомленных  изданий Саратова, оценивая деятельность Красновой  сделало такой вывод :

«Никогда прежде, до назначения Елены Красновой, деятельность регионального УФНС не вызывала такую обеспокоенность предпринимателей и силовых структур – УФСБ и СК России – в разрезе "адресного" фискального давления и по линии борьбы с коррупцией».

Вот еще мнение:  «В среде опытных работников налоговой службы вызывает удивление "номенклатурный" стиль Елены Красновой – как будто личные симпатии и антипатии  руководителей области и прокуратуры доминируют над генеральной линией ФНС России, - делится наблюдениями источник в УФНС. – И не кажется случайным, что менеджмент целого ряда крупных предприятий ждет от федерального центра в отношении саратовской налоговой не только кадровых решений, но и масштабных проверок с перспективой передачи материалов в органы Следственного комитета".

Но этого не происходит, и Краснова продолжает на фоне коррупционных скандалов в ее ведомстве   вести целенаправленную  деятельность по  уничтожению крупного бизнеса. Кого-нибудь в Саратовской области это  волнует? Губернатора?   Начальника  ГУ МВД?    Руководителя УФСБ? Депутатов областной думы? Общественную палату Саратовской области?    Володина?

 Если бизнес продолжают кошмарить и сегодня, то это означает, что   коррупционная схема продолжает работать и приносить дивиденды ее создателям.

Напомним некоторые факты, о которых, видимо уже стали забывать.  Сотрудница отдела выездных проверок инспекции по Октябрьскому району была  признана виновной в получении взятки  и была  приговорена к трем годам условно, штрафу в 85 тысяч рублей. В 2021 году ( напомним, Краснова уже руководила УФНС по Саратовской области - ред.)  этот налоговик на свой банковский счет получила от директора коммерческой структуры незаконное денежное вознаграждение – 85 тысяч рублей. За эту сумму она  сообщала о выездных налоговых проверках, а также предоставляла из закрытых баз ФНС инсайдерскую информацию о действующих и потенциальных контрагентах руководителя фирмы.    Оказывала содействие в получении положительных актов при проведении налоговых проверок за счет своего авторитета, дружеских и иных связей в налоговых инспекциях региона. И за все это- условный срок!

Другой случай, совсем недавний. В ноябре  2022 года ФСБ раскрыла коррупционную схему в саратовском УФНС. Было  возбуждено  уголовное дело: должностные лица УФНС занимались продажей данных о налогоплательщиках.

Задержаны были  высокопоставленные  подчиненные  Красновой. Полгода   проводились  оперативные мероприятия,  с помощью которых  была  раскрыта  коррупционная схема. На причастность к схеме   проверяли начальников отделов налоговой службы.  За полгода оперативных мероприятий, в том числе и ОТМ( оперативно-технических мероприятий),  таких, как  прослушивание    разговоров по телефону в офисах, полагаем, собрано очень много информации о работе ведомства Красновой.  Полагаем,  УФСБ   известно содержание разговоров подчиненных с Красновой. Но  сама  Краснова  под удар не попала. Почему? «Коррупционная схема была раскрыта»- сообщалось в официальных пресс-релизах полтора года назад.  Но  в официальных пресс-релизах  ничего не сообщалось  об уничтожении этой коррупционной схемы,  и о суде  над  участниками этой схемы,   а  значит,  эта коррупционная схема в ведомстве Красновой продолжает работать. Говорим об этом утвердительно, потому что проверки с пристрастием   предприятий крупного бизнеса   УФНС под руководством  Красновой продолжаются. И никто не в силах в Саратовской области остановить этот налоговый беспредел.

 Значит, это кому-то нужно,  и этот «кто-то» руками Красновой решил убить в  Саратовской области крупный бизнес? Где мы?  В Саратовской области  90-х,  или в  стране, где   работает законодательная база?  Или,  Саратовский регион стал исключением и   тут  не работают  федеральные законы?