Menu
Главный редактор газеты "Саратовский репортёр" Сергей Михайлов. Телефон: +7-929-77-688-77

«Местное время»: пришло вовремя, и ушло – вовремя…

 

13 января - День Российской печати. Накануне праздника мы вспоминаем о некоторых газетах Саратова конца прошлого века…

В разгар перестройки в СССР (1989-91 г.г.) важнейшим событием для страны было принятие первого в истории «Закона о печати», который гарантировал свободу слова и открывал возможности издания независимой от властей прессы. Этой возможностью в 1990-м году поспешили воспользоваться те журналисты, которые обладали не только смелостью и остротой политических суждений, но и определенными организаторскими способностями.

Так, в Саратовской области в сентябре 1990-го года прошла первая в истории официальная регистрация ряда независимых изданий с учредительством частных лиц. Больше всего шуму из этих изданий наделала в то время, пожалуй, газета «Местное время», выступавшая с бескомпромиссных антикоммунистических позиций, разоблачавшая тогдашнюю номенклатуру КПСС и всю прогнившую тоталитарную систему «совка».

… Прошло уже более 20 лет с момента выхода последнего номера той газеты (лето 1992 года). О первых шагах молодой и свободной российской печати, о неизбежном в тех условиях методе проб и ошибок при создании  частного печатного органа,  рассказывает один из  тогдашних учредителей газеты «Местное время» журналист Евгений Малякин.

- Всегда интересно – как рождается замысел новой газеты, первый толчок… роды…

- В нашем случае все было прозаично и… романтично, что ли. Его Величество Случай:  в августе 90-го встречаю возле Крытого рынка свою хорошую подругу по «поэтическому цеху» (тогда в Саратове работало известное объединение литераторов и художников «Контрапункт») Наташу Проскурякову и она просит позвонить ее мужу, Юрию Проскурякову, поэту, который ради «поддержания штанов» занялся в г. Энгельс мелким бизнесом. Мол, есть интересное предложение. Я позвонил, приехал в Энгельс, и Проскуряков познакомил меня с одним из крупнейших тогдашних местных кооператоров. Его звали Илья, фамилия – Наперсток. Илья Яковлевич без обиняков выяснил, что я, как и он, терпеть не могу «родную советскую власть и свинцовые мерзости режима». - «Хотите «мочить» коммуняк? У меня есть деньги, есть бумага…» , - сообщил Наперсток. – «Но не листовки же делать, - сообразил я. – А, может, газету?».  Ударили с бизнесменом по рукам.

 - И что, так вот все просто…?

- Если бы… Ни коммунистов, ни чекистов мы не боялись, мы были голодные и злые, но надо было создать команду. Я обратился к журналисту Владимиру Золину, с которым мы сдружились, работая одно время в газете «Мелиоратор». Владимир Федорович был старше меня, гораздо опытнее в журналистике, и я без сомнений предложил ему стать соучредителем газеты вместе со мной и быть главным редактором (мой пост – заместитель главреда). Но два человека  - не команда. По совету Сергея Рыженкова, литератора и моего соратника по «Контрапункту», я привлек к  учредительству газеты некоего Игоря Иванова, имевшего небольшой опыт «организаторской и коммерческой работы». Еще два соучредителя нарисовались вскоре: до нас с Золиным дошли слухи, что Илья Малякин (мой однофамилец, молодой поэт и общественник)  и некий «молодой демократ» Дмитрий Олейник хотят тоже создавать антикоммунистическую газету. Мода пошла, знаете ли. Рассудив, что глупо соперничать в «святом деле борьбы с коммуняками», я и Золин встретились с парнями и предложили им объединить усилия. Вот так учредителей газеты «Местное время» стало пятеро.

- Не многовато ли оказалось физических лиц-учредителей для одной газеты? Почва для конфликтов…

- К сожалению, об этом тогда, в начале, никто не подумал, а когда конфликты начались – уже было поздно, газета выходила с регистрацией на всех пятерых учредителей. Сказывалось отсутствие опыта. Хотя, конечно, первые номера газеты вызвали ажиотаж в Саратове и Энгельсе, особенно когда на последней официальной демонстрации КПСС 7 ноября 1990 года мы с друзьями на всех углах центра Саратова продавали отпечатанный накануне вечером 15-ти тысячный тираж № 1 газеты «Местное время»…

- Продавали?

- Ну, газету же финансировала «акула капитализма», то есть -  Илья Наперсток. Он хотел не только морального удовлетворения от того, что на восьми полосах мы в грязь «размазывали» деятельность правящей партии! Он и денег хотел получить от проекта, так что двуцветная газета стоила 50 копеек (прилично для 90-го года!). Но первый тираж разлетелся в два дня, унылая коммунистическая демонстрация 7 ноября 1990-го года в Саратове была буквально «накрыта» нашей яркой антикоммунистической газетой… Правда, мне до сих пор интересна судьба дополнительных трех тысяч экземпляров тиража. Их отдали на реализацию Олейнику по его просьбе и, насколько я помню, ни газет, ни денег за них соучредители так и не увидели.

- Постойте, а не тот ли это Олейник, который сейчас, по слухам, собирается возглавить газету «Новые времена в Саратове»? Если он – нельзя ли поподробнее о его тогдашней деятельности?

- Да, Дима… Были среди нас, учредителей, как это сегодня принято называть, «лохи» - то есть честные, в чем-то наивные, но порядочные люди. Но Дима относился явно к иной породе, на мой взгляд: он любил многозначительно намекать  на «высокие связи», обильно рассуждать и «анализировать», никогда при этом,  не забывая о «личном маленьком гешефте». Когда у газеты случился первый финансовый кризис, в том числе и не без его участия, Димы, он,  видимо понял: тут руки особо не погреешь и стал на время отдаляться от газеты…

- А что за кризис?

- Да смех и слезы, конечно! Я был в отъезде, а мои четверо соучредителей в это время заключили Договор о сотрудничестве учредителей-редакции «Местного времени» и издателя, то есть, Ильи Наперстка. И   заложили в договор пункт, согласно которому мы были обязаны заплатить наличными издателю ПОЛОВИНУ НОМИНАЛЬНОЙ СТОИМОСТИ ТИРАЖА. Причем, продали тираж – не продали, НО – заплатить были обязаны спустя неделю после выхода номера газеты! Как говорится в таких случаях – «что это было: глупость или измена»? Я  доверился компаньонам, не посмотрел заранее договор. Зато позже был в шоке, когда Наперсток с полным правом потребовал от нас через неделю после выхода первого номера 7, 5 тысяч рублей (советских еще денег). Тогда это было, примерно, как хорошая средняя зарплата за два года, примерно, стоимость дефицитных «Жигулей»!

- Неужели издатель был так суров и не пошел навстречу новичкам?

- Я взывал к его милости и пенял на неопытность коллег, но бизнесмен был непреклонен, мол, дураков надо учить. От продажи первого номера у нас оставалась в наличии только половина нужной суммы, я был в отчаянии. Но положение спас тогда замечательный саратовский художник Виктор Чудин. У него как раз закупили по случаю множество картин… И Чудин, как мой друг, видя катастрофу с газетой, сам предложил мне нужную сумму! Дай Бог ему здоровья! Наперсток был приятно удивлен, когда я гордо выложил ему на стол кучу советских «десяток», после чего он продолжил финансировать газету, что и делал (с перерывами) почти весь 1991-й год…

- Тогда же начала набирать популярность городская газета «Саратов»…

- Да, но до 19-21 августа 1991 года мы особо не считали ее конкурентом на рынке молодых демократических изданий, поскольку мы, частники, не были «органом Совета депутатов», писали резче и «круче», ничего и никого не боялись. У нас не было и намека на цензуру, главный автор и гл. редактор – Владимир Золин – писал в статьях что хотел, и как хотел, а он человек умный, осведомленный. И свободомыслие в газете поощрялось, сейчас такого нигде и в помине нет.

- А что же тогда произошло, что газета «Местное время» уступила в популярности газете «Саратов»?

- Длинная история, но постараюсь быть кратким. Накануне ГКЧП была трагическая дата – 50-летие выселения немцев из нашей области летом 1941 года. Немцы Поволжья хотели дату отметить и заказали нам специальный номер газеты. Переговоры с ними вел Дмитрий Олейник, он же получил на руки приличную сумму денег за спецвыпуск. Мы тогда расстались с Ильей Наперстком и собирались сами издавать газету, и «немецкие деньги» оказались для редакции весьма кстати. Но едва спецвыпуск вышел, едва мы подготовили следующий номер газеты, как наступило 19 августа 1991 года. Как раз в этот день я с раннего утра собирался ехать в энгельсскую типографию с готовыми материалами, чтобы верстать газету.  Я должен был встретиться с Димой и из «немецких денег» оплатить выпускаемый номер. Но после сообщений о ГКЧП  в стране все пошло кувырком. Но главное было даже не то, что уже готовый на 19 августа номер надо было срочно переделывать с учетом обстановки. Главное – я стал искать Диму Олейника, держателя кассы, чтобы заранее (так тогда было положено!) оплатить выход газеты – но тот как в воду канул. Как я не бился и метался эти три дня – ни Димы, ни денег. Получилось, что в самые горячие дни борьбы с КПСС  «Местное время», бывшее рупором антикоммунизма в Саратовской области, как бы трусливо промолчало…

- А газета «Саратов» тогда грудью встала на защиту Ельцина и Горбачева, завоеваний демократии?

- Ну да! Единственное, что я сумел сделать – обратился к тогдашнему редактору газеты «Саратов» Борису Плохотенко и как замглавреда «Местного времени» дал ему текст заявления, осуждавшего ГКЧП. Это было 20 августа, когда еще чаша весов не склонилась на сторону Ельцина. Но,  то ли в запарке, то ли по умыслу,  газета «Саратов» напечатала мое заявление только 22 августа, как говорится «вослед уходящему поезду». Я возмутился, потому что это было последней каплей уже… Плохотенко тогда через газету передо мной извинился мелким шрифтом, но что с того было…

А Олейник появился через несколько дней, мы собрали всех учредителей и строго с него спросили: где наши деньги, и где ты был с кассой газеты в самое важное для нас всех и для газеты время?

- И чем же оправдался ваш герой?

- Героизмом и оправдался. Мол, был на баррикадах у «Белого дома»! Мол, не чета вам, трусам саратовским, я в столице тусовался! А деньги наши где, Дим? А я их, трусы, использовал… на поддержку и кормление защитников «Белого дома»!!! Мы оторопели. Охренели. Но… получается, Дима не дал умереть с голоду защитникам Ельцина?  Вроде бы на святое же Дима, не спросивши, потратил общественную кассу, разве возразишь… И поди - проверь, и уж, тем более, сегодня…

- Да, лихое было время. И вы проглотили?

- Так более того: такие вот димы быстро оформили себя «победителями», дескать «мы пахали»! Дима привел к нам  «депутата-демократа» Олега Карпова (позже убитого) и сказал, что мы, трусы, не хотим и не умеем делать «Местное время»,  и теперь они, победители, выведут газету в светлое демократическое завтра. Мы с Владимиром Золиным развели руками и решили не мараться… И правильно сделали. Но через пару месяцев газета под руководством «сладкой парочки» превратилась в хлам. Газета «Саратов», заслуженная в боях с врагом, шла на «ура», а «Местное время» во главе с Карповым и Олейником, шла на…

- Понятно. Зря вы уступили, не так ли?

- Дима был учредителем, бойким, креативным, умел пустить пыль… Он нашел нового крутого спонсора, чем и козырял перед нами. Спонсором оказался знаменитый в те годы Александр Скорынин.

- Тот самый…

- Ага. Денег у него было много, а славы, официальной, еще маловато, вот он и «подписался»…

- Так почему же Олейник-Карпов не смогли,  как следует,  воспользоваться таким вот спонсором?

- Почему же не смогли? В один прекрасный день Скорынин через своих ребят нашел меня и Золина, как совладельцев газеты, и поставил вопрос ребром: где разыскать Олейника? На наш недоуменный вопрос он изложил версию, мол, Дима взял много денег, газете перепали крохи, он исчез с деньгами, надо послать к нему ребят и оторвать башку.

- И вы помогли Скорынину?

- Нет, мы же были «лохи», поэты…  Наоборот, из чувства гуманизма нашли его семью и предупредили, что Диму хотят «закопать», в те годы это были не шутки…

- А потом что?

- После этого, второго  исчезновения Олейника, мы забрали газету у Карпова, попытались ее реанимировать. Но шел к концу 1991-й год, страна была в ужасном состоянии, людей все меньше интересовали газеты и больше – элементарное выживание. Илья Наперсток, приняв нас как блудных сыновей, еще пару месяцев издавал газету, а накануне 1992 года сказал мне: «Женя, Гайдар начинает такое… Я не могу вам ничего уже гарантировать, выживайте сами…». И мы оказались у разбитого корыта. Полгода, до лета 1992-го, перебивались « с хлеба на воду», как-то печатались. Но это была агония. К тому же, наша газета выполнила свою историческую роль, морально добив в 1991-м Саратовский обком КПСС, где нас люто ненавидели…

- А  Дима, ваш злой гений?

- Бог ему судья. Боюсь, отработанные еще тогда «схемки» не ушли из его практики, так что,  ничего нового не ожидается и с «Новыми временами», я полагаю…

 

 

 

 

 

HEADER  

0 #1
Ахтырко Г.В., правоз 27 Февраль 2013
Видимо зажила у него пять раз подряд раненая ножами гопников ж..а...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх