Menu

Григорий Гейфман: двуликий Янус?

Григорий Гейфман: двуликий Янус?

Прошлое никуда не уходит, оно живет рядом. Хотим мы этого, или нет, но прошлое каждого человека присутствует в том, или ином виде и состоянии, рядом с ним всегда: и день завтрашний без дня вчерашнего невозможен.

 

Многое из прошлого и настоящего известного саратовского предпринимателя Григория Гейфмана известно, благодаря открытым источникам информации. Многое, но далеко не все.

Да, известно, что Гейфман сегодня успешный, состоятельный человек. Он сегодня один из руководителей известной в России и зарубежом фирмы, продукция которой, как сообщается официально, успешно реализуется в Москве, в других больших и малых городах России. Чего же еще можно желать в 58 лет? Кроме работы, Гейфман сегодня серьезно увлекается театром и играет в спектаклях. Он ведет активный образ жизни: бассейн, теннис...

Казалось бы, эти прекрасные "декорации" жизни сегодняшнего Григория Гейфмана, полностью заслонили собою те события в его судьбе - с мая и по декабрь 1999 года, когда его несовершеннолетняя дочь Алла находилась в плену в руках у бандитов.

Но какого Гейфмана мы сегодня увидим, если отодвинем эти декорации его публичной жизни, и заглянем за кулисы? Все ли так хорошо и красиво? Так ли Гейфман успешен в бизнесе, как он рассказывает? Так ли он честен перед собой и перед людьми? Мы увидим, что тот положительный во всех отношениях образ, который сегодня официально сформирован в отношении к Гейфману, был бы не полным, если не рассказать о некоторых моментах закулисной жизни Гейфмана.

О чем идет речь? Об этом подробнее ниже, а сейчас напомним коротко, о тех событиях, которые происходили 18 лет тому назад, потому что они имеют прямое отношение, к  тому,  что сегодня происходит между Григорием Гейфманом и Владимиром Кузнецовым, который был осужден, по так называемому делу "Аллы Гейфман".

Восемнадцать лет прошло с того майского дня 1999 года, когда жизнь успешного и процветающего в то время бизнесмена Григория Гейфмана потеряла всякий смысл и была заполнена только одним: вернуть дочь, которая была взята в заложники. Нет смысла пересказывать всю историю того похищения.

История была громкой, резонансной и о ней знала вся страна. Сегодня достаточно набрать в поисковике "Алла Гейфман", как вам откроется "Википедия":"Похищение Аллы Гейфман".

У главной героини той истории сегодня в жизни складывается все успешно: после окончания академии права в Саратове и после окончания магистратуры в Лондоне, она работает в известной зарубежной фирме. Другие действующие лица той истории либо погибли в Чечне, либо были осуждены.

Как мы можем узнать из той же"Википедии", шестиклассница Алла была "похищена 20 мая 1999 года у своего дома в Саратове двумя злоумышленниками, переодетыми в милицейскую форму, и затем на грузовике вывезена в Чечню. Через три дня к отцу обратился Зайнды Ахматханов, сообщивший, что он готов вернуть девочку за 5 млн долларов (по другим данным - 3 млн). Через неделю похитители Ахмед Хизриев, Ильяс Абуев и Саид Бисултанов согласились снизить сумму до 2 млн долларов". Похитители часто перевозили Аллу из одного дома в другой, где она жила у разных семей. Ребёнок подвергался различным пыткам. В поисках Аллы Гейфман участвовали ФСБ, ГУБОП МВД России и региональные управления по борьбе с организованной преступностью. В декабре 1999 года Алла Гейфман была освобождена. Некоторые источники сообщают, что Аллу обменяли на пленного сепаратиста. В 2002 году причастных к похищению Хизриева, Джаватханова, Абуева и Дакаева Волжский суд Саратова приговорил к лишению свободы сроками от 7 до 16 лет.

Однако, это был еще не конец в той истории. Через несколько лет, в 2005 году, Фрунзенский суд Саратова вынес приговор еще двум, которые, по мнению суда, были причастны к похищению Аллы Гейфман - милиционеру из Тольятти Сергею Халилову и директору ОАО"Саратовтрансстрой"Владимиру Кузнецову. Каждый из них получил по восемь лет строгого режима.

 

Прошли годы...

Многое изменилось в судьбах участников тех событий, но не изменилось главное : отношение к той истории 18-летней давности. Кто-то согласился с приговором и, как говорится, искупил и замолил свои грехи, кто-то погиб, а кто-то продолжает до сих пор жить со своей правдой и со своим знанием о фактической подоплеке тех событий.

Владимир Кузнецов из этого числа. Он уже давно на свободе. Работает, имеет крепкий бизнес и вполне доволен жизнью, своим положением. О той истории он говорит сегодня так:

"Я не стыжусь своей жизни, своих поступков, так как, те, кто меня окружает сегодня, а это мои друзья, товарищи, родственники...все они прекрасно знают, как все было на самом деле, и как развивались те события, потому что многие из этих людей были свидетелями той истории в той, или иной, степени".

Почему Владимир Кузнецов сегодня вдруг решил приоткрыть занавес той самой закулисной жизни Григория Гейфмана и предать гласности информацию, которая стала ему известна, и  что, как он считает, его по "заказу" Гейфмана планировалось устранить? Более того, угроза этого существует до сих пор, о чем свидетельствуют недавние события криминального характера ( о них ниже). Что побудило Кузнецова рассказать об этом и предать эту историю гласности?

В Саратове знают, что Владимир Кузнецов за свои слова всегда отвечает. Поэтому, к его слову можно относиться с доверием. Кузнецову не отставлено сегодня иного выбора, кроме одного: предать все, что ему стало известно о "заказе" на его устранение, огласке. Речь идет о жизни человека, который пришел два года назад к Кузнецову с информацией о планируемом покушении. Возможно, после огласки, история о приготовлении к покушению, получит иное развитие, и уже в юридической плоскости.

Чтобы понять, о чем пойдет речь, и кто мог "заказать"Кузнецова, напомним сначала, за что был осужден Кузнецов по официальной версии по делу о похищении Аллы Гейфман. Как и на следствии, так и в суде, Кузнецов свою вину не признал. Однако суд решил, что его вина в соучастии в похищении Аллы Гейфман была доказана. Здесь необходимо обратить особое внимание, что сам Кузнецов и его адвокаты неоднократно ходатайствовали о том, чтобы его показания "пропустили" через полиграф. Этого сделано не было, и поэтому можно говорить о возможном нежелании следствия и суда объективно разобраться в деле о похищении Аллы Гейфман.

Как и тогда, восемь лет назад, так и сегодня, Кузнецов отрицает прямую причастность к тому преступлению.

Вот стенограмма его допроса от 22.07.2004 года, который был проведен в УФСБ по Саратовской области с применением видеозаписи:

" В начале 1999 года, точнее, наверное, будет, в начале весны 1999 года, Ахматханов приехал ко мне в офис и рассказал, что они, его группа, накануне, так сказать, завершила похищение одного турка и получили за него 500 000 долларов, и он хотел такую же акцию провести в Саратове в отношении Пипии. Он спросил меня, знаю ли я Пипию. Я сказал: "Нет, ничего о нем не знаю". На этом я сказал: "Я подумаю". В этот же день я встретился с подполковником федеральной службы безопасности Задуминым Александром Сергеевичем и рассказал ему, что группа чеченцев планирует в Саратове похищение бизнесмена Пипии, и, в общем, на этом посчитал свою роль в этом деле законченной. Через несколько дней мне позвонил указанный сотрудник ФСБ и предложил встретиться. На этой встрече он мне передал список, ксерокопию, сделанную, видимо, из какого-то журнала. Я помню, что ксерокопия была синего цвета. Голубого, или синего цвета, и на которой было порядка 8-10 фамилий наиболее богатых людей города Саратова. И предложил мне передать этот список Ахматханову. И указал на фамилию Гейфмана, в качестве объекта, интересного для этой группы. Постольку, я знал данного сотрудника федеральной службы безопасности с семьдесят шестого года и знал его только с хорошей стороны, я прекрасно понимал, что это необходимо для федеральной службы безопасности. Я встретился с Ахматхановым, ну с Беком, в отдельном кабинете ресторана "Люкс" на железнодорожном вокзале. Я передал этот список и сказал, что наиболее интересным из этого списка является Гейфман. Гейфмана раньше не знал и вообще-то даже не слышал о нем. Помимо этого, данный сотрудник службы безопасности сказал, что у Гейфмана есть дочь, учится она в 42 школе и передал адрес, по которому она проживает и машину, на которой она ездит в школу. Всю эту информацию я передал Ахматханову. В тот момент, я не знал, на каком этапе будет пресечено это преступление. То ли на стадии подготовки, то ли при завершении. Впоследствии я узнал, что преступление было совершено. Причина, по которой федеральная служба безопасности в лице своего сотрудника сделало это, я не знаю".

В эту версию суд не поверил и Кузнецов был осужден. Сотрудник ФСБ Задумин, который был к тому же и родственником Кузнецова по линии супруги, все сказанное не подтвердил, и во время допроса и очной ставки, просто молчал.

Вот как вспоминает адвокат В.Г. Кузнецова В.А.Борисов о поведении Задумина на том допросе в статье "Похищение Аллы Гейфман: процесс 2005 года "на своем сайте "Криминальный Саратов":

"Задумин и Кузнецов сидели напротив друг друга за обычным канцелярским полированным столом, у которого были только крышка и ножки. Если посмотреть поверх стола, то Задумин А.С. был само спокойствие, но истерическое состояние, в котором он прибыл на очную ставку, его подвело. Под столом Задумин А.С. буквально сучил ногами и никак не мог остановиться - у него было паническое состояние, и я в тот момент был склонен верить именно показаниям своего подзащитного Кузнецова В.Г.".

В прокуратуре уверяли адвокатов, что, версию Кузнецова тщательно проверяли. Насколько "тщательно", и проверяли ли вообще, о том история умалчивает, а архивы ФСБ молчат.

 Как сегодня убежден Владимир Кузнецов, и как рассказывает сегодня он сам, Григорий Гейфман решил рассчитаться с ним, и "решить вопрос" по отношению к нему, раз и навсегда.

Наш корреспондент встретился с Кузнецовым, и вот как звучит его версия о поступившем на него "заказе":

"Два года назад ко мне в офис приходит мой давний знакомый по девяностым годам. (В целях безопасности мы назовем этого человека как Иванов-авт.) Он говорит, что меня "заказали", и что исполнить "заказ" просили именно его. Я не сильно тогда удивился, потому что на меня покушались, и не один раз. Иванов рассказал, что, якобы, некий посредник вышел на него, и что даже была оговорена сумма в 3 миллиона рублей за исполнение "заказа".

Как я мог отнестись к сказанному? Все-таки уже не 90-е годы, хотя и тогда, людей "просто так" не отстреливали и на это шли в крайних случаях, когда другие варианты решения вопросов были исчерпаны. Иванов принес информацию, из чувства уважения ко мне: решил предупредить. Более того, этому человеку я всегда верил и доверял.

Но предупредив меня, Иванов не сделал самого главного: не назвал фамилию посредника, потому что реально, боялся за свою жизнь. Как мы не уговаривали его, он фамилию не называл. Сообщил только, что это, якобы, сотрудник спецслужб, и описал его словесный портрет, из которого выходило, что тот посредник высокого, под два метра, роста.

Чтобы как-то его обезопасить, я принял Иванова к себе на работу, и два года он работает у меня. После полученной информации мы начали думать, анализировать:"Что делать?".

Вместе с моим начальником службы безопасности мы воспользовались его дружескими контактами в центральном аппарате ФСБ, и вышли на людей из службы безопасности. Объяснили проблему. Московское руководство связалось с саратовским руководством, и нашим чекистам из службы безопасности поручили проверить информацию, и постараться найти посредника, если он вдруг, работает в УФСБ. Ко мне в офис пришли два сотрудника с фотографиями. Показали их Иванову, однако он ни на кого не показал.

Так вопрос с посредником, что называется, окончательно повис воздухе. Насколько информация Иванова соответствовала действительности?

Чтобы убедиться в правдивости его слов, мы обратились в лабораторию, в которой специалисты изучили показания Иванова на полиграфе. И все подтвердилось. Понятно, что при этом полиграф не дает 100 процентной гарантии, однако, специалисты знают, что вероятность подлинности показаний близка к 90 процентам.

Поэтому, не принимать всерьез данные полиграфа мы уже не могли. Начали думать, что делать дальше в этой ситуации. Сидеть и ждать исполнителя? Обращаться в органы с заявлением?

И вот, буквально недели три назад, а именно, 24 февраля этого года, Иванова избили. Мы знаем кто, где и как это было. Ничего не взяли: ни айфон, ни деньги, ни часы. То есть, это было не ограбление, а скорее всего, некий сигнал и предупреждение: сиди и молчи.

Ясно, что после такого предупреждения, его жизнь находится под реальной угрозой. Кто может Иванову угрожать? Враги есть, но тот, кто может пойти на подобный шаг, в Саратове пока один, и мы уверены, что это "очнулся", тот самый таинственный посредник.

После избиения, Иванов, что называется, "созрел" и назвал фамилию посредника. Им оказался... бывший оперативный сотрудник РУБОПа некто Х-в. Этот тот самый опер, который сопровождал и вел дело о похищении Аллы Гейфман. Как только я услышал эту фамилию, то все сразу сложилось: и связи Х-ва с некоторыми моими знакомыми, и связь Х-ва с Гейфманом...

Мне стало сразу понятно, кто мог быть заказчиком. Вы спросите, а причем, тут Гейфман, и не плод ли это, моей фантазии?

Надо знать психологию Гейфмана. Смотрите: я выхожу из мест заключения, и со мной ничего не происходит и я, его "враг", свободно гуляю по Саратову! Месть за страдания своего ребенка, я считаю, дело святое. Вот, только, в данном случае, речь уже давно не идет о мести за свою дочь.

У Гейфмана может быть цель иная-как не оказаться "пустобрехом" в кругу своих "парковских"друзей. Ведь именно он, по моей информации, и чему есть свидетели, пятнадцать лет "бегает" по Саратову и рассказывает всем своим знакомым, что, мол, Кузнецов жить не будет. А Кузнецов все живет! Кстати, давнюю гибель в Чечне основных фигурантов дела о похищении дочери, Гейфман "тихой сапой" пытается как-то даже приписать себе, дескать, это я отомстил, хотя, к их гибели он не имеет никакого отношения, о чем я доподлинно знаю от родственников погибших.

Но даже это, не самое главное. Главный вопрос в том, для чего мстить мне, человеку, который сам пострадал в этой истории? Ведь Гейфман давно знает истинных виновников своих бед, знает, что именно бывший сотрудник ФСБ А.С. Задумин, ныне покойный, использовал меня, что называется, "втемную". Использовал, а затем просто бросил и я по его вине, без малого, семь лет провел за решеткой. Ответ тут очевиден- Гейфман стал заложником собственного языка. Сейчас, полагаю, ему проще "заказать" меня, чем объяснить всем тем, кому он взахлеб обещал "разобраться"с ним, что я в общем-то ни при чем в той истории. Ведь в этом случае придется назвать настоящих преступников, а это очень опасные люди, и как бы самого тут не "заказали". Так почему же, для Гейфмана так важно сдержать сове слово? Уверен, что разгадка тут простая - он патологически амбициозен. Для него очень важно, как я убежден, быть лидером везде- в легальном бизнесе, в криминальных кругах, на подмостках театра, в картах... Особенно важным всегда было и остается,  держать свое слово в криминальной среде- быть лидером в которой, так, как я понимаю, тоже  стремится Гейфман. Люди, игравшие с ним в карты, с восхищением рассказывают о его способности изъясняться на блатной "фене". Не каждый бывший уголовник сможет этим похвастаться. И тут главное, не перепутать, где ты находишься, а то ляпнешь что-нибудь в среде высокопоставленных людей в правительстве, или со сцены - хлопот не оберешься потом! Чтобы, как говорится, поставить все точки над "и", встретившись с Гейфманом, я задал, ему прямой вопрос : "Ты меня заказал?". Реакция была бурной, и смысл ее сводился к следующему:" Ты с ума сошел? Зачем мне это надо?".

Вот, которко, вся история, рассказанная Владимиром Кузнецовым. 

Теперь об Иванове.

Настоящую фамилию этого человека, повторим, мы не называем по соображениям его безопасности. Иванов, как мы упоминали выше, сам пришел к Владимиру Кузнецову два года назад, и сам все рассказал. Может ли человек, находящийся в здравом уме, просто так прийти, и сообщить информацию о готовящемся "устранении", и сказать при этом, что "исполнение" поручено ему?  

Вот что Иванов рассказал нашему корреспонденту :

"Пришел заказ на моего друга, товарища. Приехал человек и предложил выполнить работу за неплохие деньги. Обещал три миллиона рублей. Я в тот момент сидел без денег, были проблемы. Видимо, они знали об этом. До этого, в 2003 году, мне уже расплывчато намекали, что есть серьезные люди, которые заинтересованы в устранении Владимира Кузнецова. Посреднику, который мне предложил "работу", я обещал подумать, однако сам на следующий же день пошел к Кузнецову..." 

 

...В одном интервью Гейфман, вспоминая историю похищения дочери, так говорит об этом и о том, как эта история повлияла на его жизнь:

"Я ничем не отличаюсь от любого нормального человека. Испытания проходят все и в разное время жизни. Результат моих испытаний, наверное, гордыня. Был высокий взлет. Наверное, это был отрыв от действительности. Потом приходит мудрость, понимание. После этого начинаешь думать над словом, над делом, поступком".

А вот другие, интересные его фразы из того же интервью:

"Не все решается в лоб, не все в этом мире делается напрямую". "Мой статус позволяет мне самые разнообразные вопросы решать".

Быть может, в том числе, пытаться решать и такие"вопросы", о которых поведал Владимир Кузнецов?

Узнать мнение самого Григория Гейфмана, нам не удалось: от нашей просьбы о встрече, он уклонился. 

На этом пока ставим точку, и, возможно, в следующей публикации расскажем, кто еще замешан в этой истории, и как описанные нами события развиваются сегодня в официальной плоскости.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх