Menu

В Петровске голодовка, а Василий Разделкин слушает, да ест!

В Петровске голодовка, а Василий Разделкин слушает, да ест!

Две матери-одиночки в Петровске голодают уже пять дней. Но до сих пор никто, кроме полиции к ним не приезжал: ни глава города, ни глава района, ни чиновники администрации.

С женщинами сегодня никто не считает нужным ни встретиться, ни поговорить, ни понять их, ни тем более, помочь им. Не говоря уже о чиновниках из правительства, а конкретно, речь о зампреде правительства Василии Разделкине, который курирует Петровский район в силу своих служебных обязанностей.

Кто-кто, а он обязан был бы быть на месте голодовки если не в день, когда ее объявили женщины, 14 августа, то уж 15 августа точно! Но Разделкин, которому поручено курировать Петровский район, не спешит сюда ехать. А может быть, вообще, не собирается приезжать к женщинам, чтобы разобраться в причинах, толкнувших их на этот отчаянный шаг. Зампреду Разделкину привычнее, наверное, бывать в Петровском районе на отчетных собраниях в администрации района: посидит, послушает, отобедает и уедет обратно, в Саратов.

В каждом районе есть свой куратор. Это тот чиновник, из правительства, который, прикреплен к району и "курирует" его, наблюдает за ним - все ли, там в порядке, не обижают ли там люд простой, работает ли власть как подобает, не ворует ли эта власть, не мздоимствуют ли, чиновники...

Само слово "куратор" латинское, и означает "попечитель". На современный лад куратор этот тот, кому поручено проследить за выполнением какой-либо работы. То есть, кураторы районов нашей области (а у каждого района есть свой куратор!) отслеживает, как работает здешняя власть, как тут живут люди: какие у них проблемы и как их власть решает, или не решает. "Щука" получается, такая от правительства для того, чтобы районные чиновные "караси", не дремали.

Но это все - в идеальном варианте, а на практике, как видно из этой ситуации с голодовкой в Петровске, кураторство стало простой фикцией для правительственных чиновников, или даже обузой. Никто на самом деле, и по большому счету по-настоящему не курирует районы. В лучшем случае, кураторы выезжают на совещания.

В Петровске сегодня чрезвычайная ситуация. Не каждый день в России голодают матери- одиночки. А в Петровске объявили голодовку сразу две матери-одиночки, и случилось это 14 августа. Пока куратор района зампред Разделкин собирается в путь-дорогу, корреспондент "Саратовского репортера" в воскресенье побывал в Петровске и встретился с матерями-одиночками.

Что они рассказали? Неужели нельзя было обойтись без такого крайнего шага, как голодовка? Ведь у каждой матери по двое детей. А у одной из них - несовершеннолетний мальчик Кирилл, которому всего 4 года. Голодовка это не лечебное голодание, а вынужденный акт протеста, и на него идут люди уже тогда, когда все возможности разрешить положительным образом ситуацию исчерпаны. Голодовка - это открытые двери к физической гибели. Понимают ли всю серьезность ситуации чиновники в Петровске?

Сегодня у женщин уже повышенное артериальное давление. Их самочувствие резко ухудшается. Но сюда кроме чиновницы из органов опеки и дознавателя из полиции никто к ним не приезжал. Чиновница недвусмысленно угрожает, что органы опеки "заберут ребенка", а дознаватель молча провел опрос в рамках заявления о клевете, поступившего от главы района Заигралова. Поводом для такого заявления, как сказал женщинам дознаватель, послужила информация, распространенная голодающими об их визите к главе администрации двухгодичной давности, когда он, якобы, грубо общался с пришедшими к нему женщинами. Видимо, по версии Заигралова, этого не было. Как не понять главу района - лучшая защита, это нападение. И, похоже, миром и цивилизованно местная власть решить проблему матерей одиночек никак не желает. Вопрос для них, видимо, стоит принципиально таким образом: или "они" (женщины) или - "мы" (чиновники).

Что рассказали "Саратовскому репортеру" матери-одиночки Наталья Щербакова и Наталья Байкина? Проблема началась осенью 2013 года, когда на дворе уже стояли холода. Собрание собственников жилья многоквартирного дома № 108 по улице Володарского в Петровске приняло решение о переводе квартир дома в 2013 году на индивидуальное отопление. О том, как проходило собрание и кем оно проводилось - это, как говорится, вопрос отдельный. Процедура перехода на индивидуальное отопление дело дорогостоящее и требовало немалых денег. Ни Щербакова, ни Байкина, такую сумму явно не "тянули". Одна работает в системе соцзащиты и ухаживает за пожилыми людьми, а вторая в сетевом магазине. Средняя зарплата не более 7 тысяч рублей, и ее, как мы все понимаем, даже на нормальное питание не хватит, не говоря уже о покупке оборудования для индивидуального отопления. У Щербаковой 4-х комнатная квартира, и ее собственником по дарственной, является сегодня 4-х летний сын Кирилл. А у Байкиной - 2-х комнатная квартира на 5-ом этаже. Две зимы женщины с детьми уже перезимовали в холодных квартирах без отопления. Можете себе такое представить? В доме, в квартире, и без отопления? Температура - два, максимум четыре градуса тепла, не больше. Обычно, женщины с детьми жили в одной комнате, которую грели электрическими обогревателями. В остальных комнатах - почти как на улице. А у Байкиной, та что живет на последнем, 5-ом этаже, еще "интереснее": там протекает крыша, и поэтому зимой потолок "украшает" иней, изморозь... На улицу можно было выходить погреться. Во всем доме только две эти женщины не нашли средств на покупку оборудования индивидуального отопления. Поэтому, раз не нашли денег, то ничего лучшего не придумали, как взяли, и отрезали трубы.

Проблемой матерей одиночек начинал заниматься еще зампред Канчер в 2013 году. Так что проблема возникла не вчера, и не позавчера, и о ней прекрасно знали все: и глава города, и глава района, и чиновники в правительстве области. Знали все, но допустили до такой позорной ситуации что матери-одиночки с детьми две зимы проживали, словно в блокадном Ленинграде - в сырости и в холоде. Чиновники знали, что люди нуждаются в помощи, но ничего не предпринимали, для того, чтобы найти выход в этой ситуации. Из письма Канчера следует, что проблемы вообще могло и не быть, если бы не отрезали трубы. Зачем это сделали? Зачем их отрезали?

Канчер в ответе на заявление матерей-одиночек в декабре 2013 года писал:

"Центральная система теплоснабжения до ввода в дом функционирует, но перекрыта запорной арматурой, то есть, возможность подключения неотапливаемых квартир к центральной системе теплоснабжения существует".

В чем же была проблема? Получается, что еще тогда ее можно было бы решить и подключить квартиры к теплу? Женщины рассказывают, что обращались в суд с заявлением о признании решения внеочередного собрания собственников жилья по Володарской № 108 недействительным и с требованием обязать ответчиков (УК "Базис") восстановить поврежденную систему отопления, обеспечив истцов теплоснабжением по прежней схеме от действующей котельной. Но суд, найдя массу причин, как это часто бывает, когда дело касается интересов простого гражданина, исковое заявление даже к производству не принял. И в этой инстанции женщины не смогли защитить своих прав. Их даже не допустили до суда, не приняв заявления и не дав возможности отстоять свои права. Куда в таком случае идти? Кому еще жаловаться? Кто протянет руку помощи? Разве не власть? И разве не власть для того и существует, чтобы поддерживать людей в трудных жизненных ситуациях? Но это мы все прекрасно знаем, в теории. По крайней мере, как видим, в Петровском районе.

Да, некоторые, представители нашей власти совсем разучились понимать, видеть и слышать людей. А зачем им это? У них самих все хорошо. Большая зарплата (у зампреда Разделкина она в 50 раз больше, чем у матери-одиночки, и составляет 300 тысяч рублей). У них теплые кабинеты и служебные иномарки. Секретари и прочий обслуживающий их люд, все им подаст, все поднесет. Ничего самому делать не надо, кроме разве что, подписать бумаги. Отсюда,видимо, и эта "профессиональная" черствость, чванливость по отношению к людям, высокомерие, и ощущение что ты... небожитель! Но сегодня ты чиновник, и сидишь в кабинете, а завтра ты можешь оказаться совсем в другом месте... Поэтому, проблема в том, что вот таким людям, как эти женщины, попавшие в такую непростую ситуацию, даже обратиться не к кому: кто поймет и кто услышит? Разделкин, укоторого все хорошо?

Проблема, о которой мы пишем, и которая довела матерей-одиночек до такого состояния, как голодовка, тянется с 2013 года! Не вчера и не сегодня она возникла. За два года власть ничего не сделала, чтобы помочь этим одиноким женщинам.

Вот два документа. Это письма на имя главы администрации района Заигралова.

Вот что писала, например, Наталья Щербакова:

"Прошу Вас выделить мне энную сумму на проведение индивидуального отопления, так как я в данный момент нахожусь в декретном отпуске, у меня двое детей, я их воспитываю одна, мать-одиночка. Старшая учится, лишних средств не имеется, кручусь, верчусь, чтобы, как говорится, поднять детей на ноги. Если бы не отрезали трубы без предупреждения, у меня было бы одной проблемой меньше...".

Это письмо было принято в администрацию Петровского района 1 ноября 2013 года. На письме резолюция Заигралова: " Архиповой А.М. На совещание в АДМ". Вот и вся помощь от власти - пригласить в администрацию на совещание. Понятно, что у главы администрации дел много, проблем хватает. Но не зря же, еще в советские времена было такое хорошее и обязательное правило у чиновников: "Дойти до каждого". Ведь эти женщины жители Петровска. Кто им поможет, как ни местная власть? А получилось так, что не только не помогли, а навредили: отрезали трубы в самый холод, когда маленькому ребенку было... два годика! А его мать Наталья Щербакова, после того, как две зимы провела в холодной квартире, теперь "заработала" хроническое заболевание - астму. Кто за это ответит? Теперь уже деньги не только на индивидуальное отопление нужны, но и на лекарства. Тогда, в ноябре 2013 года, когда отрезали трубы и когда двухгодовалый мальчик Кирилл замерзал, и мог очень серьезно заболеть, почему-то органы опеки молчали. Где они были тогда? Но вот теперь, поди ж ты, когда мать этого ребенка объявляет голодовку, органы опеки всполошились! Конечно, случись что, то первыми полетят их головы: надо заранее подстраховаться! Вот она, психология чиновников: не о людях думать в первую очередь, а о себе.

И снова хотелось бы вернуться к куратору Разделкину. Не для того ли существуют кураторы, чтобы вмешиваться в подобных ситуациях и указывать местной власти на ее ошибки и поправлять ее? Это и называется вертикалью власти. Если и куратор Петровского района Разделкин не понимает, или не знает как помочь людям, то объяснить, как это сделать, должен ему другой, вышестоящий куратор.

Это - вице-губернатор Денис Фадеев, который курирует всех кураторов, и который отвечает за вопросы всей внутренней политики во всей нашей области. Такая вот у нас вертикаль власти. Но пока ситуация остается неизменной. Никто никуда ехать не спешит, никто никому ничего не объясняет.

А в Петровске между тем, продолжают голодовку матери-одиночки. Они пошли на этот крайний шаг, чтобы обратить внимание власти к своей проблеме. Что еще им нужно сделать, чтобы власть,наконец, очнулась в лице Разделкина, Фадеева? А если завтра с женщинами не дай Бог, что-то случится?

Да, к сожалению, власть в лице иных чиновников отличается сегодня только одним своим хорошим профессиональным качеством: полным отсутствием слуха. Чиновники не слышат людей.

Но к чему такое отсутствие слуха у чиновников может привести? Что будет, если простые люди так же перестанут слышать и слушать власть? Господин Разделкин и господин Фадеев, задумывались ли Вы над этим?

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх