Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 355
Menu

Цензура или свобода слова?

Цензура или свобода слова?

Братоубийственная война на Украине, которая льется кровавой рекой, началась... со свободы слова. Точнее - с того, как этой свободой воспользовались.
Сначала было слово, потом был Майдан.
Сначала люди говорили, требовали, а потом люди перестали понимать друг друга и слышать друг друга. И взялись за оружие. Одни - чтобы "вешать москалей", другие, чтобы защищать свою землю.

Теперь говорят, что Украину "упустили", что там дали воскреснуть национализму и фашизму, и что на этих "ценностях" теперь выросло целое поколение: как раз те, парни, которые сегодня воюют и погибают. Прежде чем послать на войну, их годами воспитывали словами ненависти к прошлому Украины и России.
В учебнике по истории Украины, нет таких священных слов, как "Великая Отечественная Война". Там есть только определение "Вторая Мировая Война". Героями сделали бандеровцев, а не тех, кто освобождал Украину от фашистов.
Свободна ли сейчас Украина? Может ли быть государство, которое воюет со своим народом, быть свободным?
Свободна ли сейчас Франция? Можно ли быть свободным в условиях страха перед очередным террором?
Если была бы дана своевременная правовая оценка безнравственным и оскорбительным выпадам "Шарли", то стал бы вообще возможен тот чудовищный теракт? Свободно ли государство где есть безграничная и не контролируемая самим обществом свобода слова?
Нет ли вины во всей той трагедии самой свободолюбивой Франции, вставшей сегодня на защиту свободы слова, но не осудившей еще раньше тех, кто злоупотребил этой свободой и спутал ее с оскорблением и унижением чести и достоинства миллионов верующих мусульман?
Убийство в редакции "Шарли" разделило мировое сообщество на тех, кто за полную и безграничную свободу слова, и на тех, кто все-таки не ставит знак равенства между такими понятиями, как свобода слова и свобода оскорбления и унижения.
Нужна ли такая свобода слова, которая приводит унижению достоинства одних, а потом к смерти других?
Может быть, люди вообще не готовы к свободе слова?
Может быть, не всем и каждому тогда надо и давать право ею пользоваться?
Может быть, наступило время обсудить проблему контроля над СЛОВОМ и принципами его распространения и применения?
А может быть, пришла пора подумать над законом "О цензуре?".
Я задаю такие вопросы с высоты своего 30-летнего опыта работы в журналистике, как журналист, испытавший за годы работы, не только минуты творческой славы и даже общероссийского признания, но и минуты неоднократных судебных преследований за "свободу слова", как я ее понимал, и границы которой я сам нередко переходил.
Когда свобода говорить, переходит в свободу оскорблять и унижать, то это чревато серьезными проблемами в обществе, ну и, разумеется, для самого журналиста.
Свободой слова умеет пользоваться хорошо тот, кто умеет хорошо думать и мыслить.
Слово острее бритвы и быстрее пули: в уголовном мире лишь за одно произнесенное вслух необдуманное слово могут убить на месте.
Вспомним и наш позапрошлый "просвещенный век", когда вызывали на дуэль и убивали, за оскорбительные слова, например, в адрес дамы.
На тему свободы можно рассуждать бесконечно долго. Свободу слова, я уверен, необходимо и нужно ограничивать, когда речь идет, прежде всего, о печатном слове. Вся жизнь людей состоит из правил и ограничений, и не будь их, весь мир бы окунулся в хаос. И почему тогда применение печатного слова должно стать исключением из правил?
Слово "цензура" с латинского языка переводится, как "строгое суждение". Еще никогда и никому не мешала "строгость". Чем меньше строгости, тем больше распущенности. Пушкин творил в условиях цензуры, но разве от этого его стихи стали хуже?
С официальной цензурой в конце 80-х годов я сталкивался не раз. Но я не помню, ни одного случая, когда бы цензор своим вмешательством в мой текст как-то ущемлял мои авторские амбиции и гражданские права.
Когда я работал в областной газете "Заря Молодежи", редакция которой располагалась на 11 этаже Волжской, 28, в небольшом кабинете, на пятом этаже, в конце коридора, сидел цензор. Их было два. Это были две посменно дежурившие женщины. Одна из них, кстати, мать покойного Дюши, известного рок музыканта начала 80-х, к сожалению, безвременно погибшего и с которым мне посчастливилось дружить в то время.
Немногословная женщина, которой дежурный редактор приносил сверстанную полосу будущей газеты, внимательно читала все статьи. Полосу оставляли читать, а через некоторое время дежурный редактор приходил и забирал. Если не было никаких замечаний, то в углу ставилась синяя квадратная печать, и подпись цензора: "В печать!".
Дежурные редактора назначались из числа корреспондентов по графику в день верстки газеты.
Приведу небольшой пример цензуры. В 1987 году я написал в "Заре Молодежи", большую, на целую полосу статью о наркомании в Энгельсе. Назвал ее пафосно: "Низина". То есть все, наркоманы, как бы попадают в низину, на самое дно нашего общества, где неизбежно погибают от своей страшной зависимости к наркотикам. Кстати, эту статью показали потом в популярной передаче "Прожектор перестройки", где был сюжет о моей защите диплома, на журфаке в МГУ.
В статье я использовал всего однажды слово "героин". Цензор потребовал "героин" заменить нейтральным на "наркотик" - подчеркнула слово, и я внес правку. Объясняя мне причину, немногословная женщина достала с полки толстый потрепанный циркуляр "Для служебного пользования", и зачитала мне абзац, где шел перечень терминов и наименований, которые было запрещено упоминать при написании статей о наркомании.
Что было в таком ограничении плохого?
Цензуры давно не стало, появилась "свобода слова". Выходила даже, одно время, газета "Мать", где все статьи писали, употребляя мат.
Что изменилось? Мы стали свободнее? По-моему наоборот - мы стали и рабами, и заложниками, одновременно, "свободы слова".
Да, это здорово, что Конституция гарантирует и свободу мысли, и свободу слова каждому гражданину. Но еще лучше и то, что Закон о СМИ описывает ограничения на реализацию свободы слова.
С одной стороны, есть гарантия свободы слова, а с другой - ограничения.
Но ограничения, все-таки, это не запрет, каковым является цензура. Через ограничения можно переступить, не заметить их, забыть о них, и пойти дальше. А цензура - нет. Она - своего рода "таможенный пункт" через границу.
На днях в Саратове был продемонстрирован еще один образец "свободы слова".
Интернет портал "Общественное мнение" опубликовал не только фотороботы предполагаемых лиц, которые, по одной из версий, избили журналиста "ОМа", но и... фотографии двух человек, которые, якобы, похожи на тех, что изображены на фотороботах. Это уже без комментариев.
Журналисты сегодня сами дают повод для дискуссий о необходимости возвращения цензуры.
И если она будет возвращена, то главной причиной этого станут сами же журналисты.
Свободно ли государство, где есть безграничная и не контролируемая самим обществом свобода слова?
Посмотрите на Украину. Все начиналось со слов...

HEADER  

0 #1
карликовый лебедь 28 Январь 2015
На фотозаставке-ко ллаже: штатный оборзеватель ИА "Оплаченное мнение"?!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх