Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 355
Menu

Счетная палата посчитала. Что дальше?

Счетная палата посчитала. Что дальше?

Аудиторы выехали на место. Посмотрели. Проверили. Посчитали. Выявили и обнаружили. Написаны представления и отправлены «куда следует». А дальше?


«Проверяющих органов так много, что если каждый придёт, то фирму можно закрывать». Разве не прав наш Президент, сказавший эту фразу в своем недавнем Послании?
Не слишком ли много проверяющих на одну душу «директоров» предприятий различных форм собственности?
Не слишком ли много денег тратит государство на содержание проверяющих?
А какова от них отдача? Где результаты от проверок? Президент как бы и сам ответил на этот вопрос: проверяющих так много, что они мешают работать.
А как в Саратовской области? Что делают наши земляки-проверяющие?
Кроме самого главного и самого грозного проверяющего, Счетной палаты Саратовской области, в каждом районе области имеется целая армия местных и «аудиторов», и «счетоводов».
Есть в районах и городах области свои «счетные палаты» и «счетные палатки: «контрольно ревизионные управления», «управления по контролю», КСП, «комиссии», «отделы», «подотделы»…
Насколько эффективна работа всех этих проверяющих органов, и надо ли в нашем регионе сегодня так много ревизоров, контролеров, и надзирателей за предпринимателями?
Есть ли смысл от их проверок? Или, вся их работа в перекладывании бумаг с одного края стола на другой?
Позвольте напомнить эпизод из популярного и смешного фильма «День радио».
Директор заметил, как радиооператор Камиль выпил:
«Ты пьешь на рабочем месте? А если тебя кто-нибудь заметит?»
Камиль: «Ну, вот ты - заметил?».
Директор: «Да…».
Камиль: «И что?
Директор: (пауза и неопределенно мычит, разводя руками)
Камиль: «Вот!»
Что интересного «заметила» Счетная палата Саратовской области? Какие выводы были сделаны в отношении тех, кто «выпил»?
Мы посмотрели относительно свежий еще отчет за 3 квартал 2014 года.
Сенсационных разоблачений тут нет. Но, возможно, это и не плохо, а наоборот - очень хорошо!
Наверное, люди на местах стали строже к себе относиться, и стали аккуратнее работать с финансовыми документами, наверное, стали еще более, ответственнее относиться к возложенным на них государственным обязанностям, стали ответственнее обращаться с бюджетными средствами.
Смотрим цифры: статистика суха. Но сколько за ней трудов и порою, бессонных ночей! У тех, кто проверяет, и, безусловно, у тех, кого проверяют!
В третьем квартале уходящего Года Лошади Счетной палатой Саратовской области проведено 18 контрольных мероприятий. За 66 рабочих дней третьего квартала 18 контрольных мероприятий. По 0, 334 мероприятия в день, если в среднем, на четырех аудиторов. В палате четыре аудитора, значит, на каждого пришлось примерно по 4,59 мероприятия на квартал.
А вот и самое главное. Это результат работы аудиторов: сумма выявленных в третьем квартале этого года финансово-бюджетных нарушений составила 31,5 млн. рублей.
Много это, или мало, мы не знаем.
Но прослеживается явно нездоровая тенденция: нарушения обнаружены даже на тех объектах, к которым было обращено самое пристальное внимание власти, в том числе и губернатора.
Например, в комитете капитального строительства Саратовской области было проведено контрольное мероприятие по проверке использования средств областного бюджета, выделенных на реализацию областной адресной инвестиционной программы в части реконструкции здания Саратовской областной филармонии им. А.Шнитке за период 2012 год - 7 месяцев 2014 года: общая сумма выявленных нарушений составила 9,6 млн. рублей.
Но нас поразила совсем другая цифра. Речь идет о почти 20 миллионах. Это - более половины всей суммы, «выявленной» за третий квартал.
Судя по всему, эта сумма исчезла в неизвестном направлении. Вот что зафиксировано в справке Счетной палаты:
«В ходе проведения контрольного мероприятия "проверка законности предоставления ИП Главе КФХ Полях М.В. субсидий на государственную поддержку сельского хозяйства", за период 2011-2013 годы в министерстве сельского хозяйства Саратовский области, была установлена неправомерность предоставления субсидии в сумме 19,7 млн. рублей, поскольку ИП фактически не осуществляла сельскохозяйственную деятельность и не являлась сельскохозяйственным товаропроизводителем».
Как так могло случиться, что индивидуальному предпринимателю, который не ведет сельскохозяйственную деятельность и не является сельхозтоваропроизводителем, Минсельхоз дал 20 миллионов?
Ни за что, ни про что, некая Марина Полях из Энгельса, о которой нет даже конкретной информации в открытом доступе, получила почти 20 миллионов из бюджета области!
Кто-то понес ответственность за это? Колхозника дядю Васю сажают за украденного гуся на три года, а тут 20 миллионов фигурирует в отчете Счетной палаты Саратовской области.
А что дальше будет с Полях после проверки?
Есть фраза, которая внушает некоторый оптимизм и надежду, что 20 миллионов «сельхозтоваропроизводитель» Полях вернет государству, или будут приняты иные меры.
В отчете Счетной палаты написано:
«По проводимым контрольным мероприятиям Счетная палата постоянно взаимодействует с прокуратурой и иными правоохранительными органами Саратовской области».
Это хорошо, что «постоянно», еще лучше, что «взаимодействует».
Но будут ли эти слова подкреплены фактами?
Например, отчетом, как в былые добрые времена, о «проделанной работе»: какие наступили правовые последствия по результатам «контрольных проверок» и какие чиновники, образно говоря, получили «контрольный выстрел».
А так, пока складывается впечатление, что аудиторы проверяют, выявляют, а конечного результата нам не показывают.
Полагаем, что и в Счетной палате сидят не канцелярские какие-нибудь равнодушные чиновники, которым безразличны результаты их труда, а в вполне ответственные люди. Значит, должны, и обязаны начатое доводить до конца.
Да и государство ценит их работу, верит им, надеется на них и очень хорошо ее оплачивает. Хотелось бы думать, что эти деньги тратят из бюджета на них не зря.
Мы специально поинтересовались, как государство оценивает труд работников Счетной палаты Саратовской области, и остались, честно говоря, довольны: вполне достойно оценивает.
Председатель Счетной палаты Саратовской области Харченко Сергей Иванович получает в год три миллиона рублей с хвостиком, заместитель председателя, Ульянова Марина Александровна, два миллиона и тоже, с небольшим хвостиком.
И работа аудиторов-тружеников оценивается тоже очень достойно (Большеданова Нина Михайловна, Самаркина Тамара Александровна, Сидоренко Игорь Олегович и Цуненко Елена Александровна).
Все они получают почти по 1 миллиону 400 тысяч рублей в год. Каждый, разумеется.
За всю область, мы пока говорить не станем. Там несметная армия проверяющих чиновников в каждом районе, которых, пожалуй, тоже давно проверить не мешало бы.
В стране и регионе жизнь все хуже, предприятия закрываются, рабочих увольняют, а проверяющие остаются на своем посту.
Но, может быть, и правда, без них невозможно никак?
Ведь, если посмотрим, то сегодня даже саму контрольно-надзорную деятельность регламентируют больше 100 нормативных актов. Предприниматели их, как правило, не знают. Как же тут без проверяющих? Кто подскажет?
А опрос, проведенный «Деловой Россией», показывают, что 94% опрошенных предпринимателей (около 2000 опрошенных) не знают, какие конкретно требования предъявляются со стороны проверяющих органов.
Если опять вспомним слова Президента («Проверяющих органов так много, что если каждый придёт, то фирму можно закрывать»), то будет ли кого завтра проверять? Останутся ли фирмы и предприятия?
Так и сами проверяющие скоро могут остаться без работы.
Но наш вопрос остается открытым: «Так что там с Полях М.В. и полученными ею 20 миллионами»?
Счетная палата Саратовской области посчитала. Что дальше?
Или, все как в кино «День радио»?
«Выпили», и никто не заметил?
(продолжение следует)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх