Menu
Главный редактор газеты "Саратовский репортёр" Сергей Михайлов. Телефон: +7-929-77-688-77

Лапша Сергун

В публикациях «Саратовского репортера» уже неоднократно анализировались причины попыток поднять информационную шумиху вокруг дела по обвинению руководительницы ЗАО «Аркада-С» Марины Шуляк в мошенничестве. Так как юридические меры по защите обвиняемой исчерпаны, одна из ее адвокатесс Елена Сергун пытается постоянно обращается с резкими заявлениями к представителям прессы с целью оказать давление на следствие и суд.

 

Шоу адвоката

Впрочем, возможно, Елена Леандрона преследует иную цель или сразу несколько. Как уже было доказано в наших публикациях госпожа Сергун не всегда работает на того кто ее нанимает. Случается, что она сотрудничает и с оппонентами своего официального нанимателя. Термин «официальный» я употребил не случайно, ведь нельзя исключать, что оппонент нанимателя Сергун, тоже может быть … ее нанимателем. То есть она может получать гонорары сразу с обеих сторон. Например, во время работы в СГУ, Елена Леандровна делилась служебной информацией с Леонидом Фейтлихером, яростным критиком и оппонентом ректора.

Поскольку деятельность госпожи Сергун в последнее время одинаково далека как от ее основной профессии, так и от норм морали, мы постараемся избегать в оценках ее деятельности нравственные аспекты. То есть термины «предательство» и «двурушничество» по отношению к Сергун употребляться не будут. А вот в предприимчивости ей не откажешь. Поэтому пиар-активность Сергун может преследовать 3 цели:

  1. Оказать давление на суд.
  2. Убедить свою подзащитную, что она непременно будет оправдана, чтобы она вдруг не назвала истинных бенефициаров совершенного преступления и возможных подельников.
  3. Показать своим нанимателям, что она честно отрабатывает гонорар.

Впрочем, не исключено, что Сергун преследует сразу две из вышеперечисленных целей. Как показала практика, Елена Леандровна подобно многостаночнице первых пятилеток может одновременно участвовать в разных процессах. Но сейчас, когда другая ее подзащитная Лариса Абрамова уже получила свой заслуженный срок, Сергун может сосредоточиться на деле Шуляк. И тут ее более уместно было бы сравнить не с многостаночницей, а с искусным поваром, который не только может приготовить лапшу, но и развесить ее на уши окружающим. О той лжи, которая газета «Наша версия» с ссылкой на Сергун размещала на своих страницах мы уже не раз писали. Однако процесс идет и шоу продолжается.

18 июня состоялся первый допрос в судебном заседании потерпевшего по делу Шуляк Игоря Богданова. Естественно Сергун засыпала потерпевшего своими вопросами, которые, по ее мнению, должны были продемонстрировать ее подзащитной всю шаткость позиции обвинения. Остановимся только на двух моментах. Сергун настойчиво допытывалась у Богданова, помнит ли он номер своего банковского счета, который фигурирует в деле. По ее мнению каждый предприниматель должен держать в памяти двадцать заветных цифр своего банковского счета, который, кстати записан на каждой странице чековой книжки. А если Богданов не помнит номер, то как это может характеризовать его искренность и повлиять в конечном итоге на исход дела? Никак. С юридической точки зрения. Но шоу удалось. И второй момент: в деле есть образцы подписей Богданова, взятые для сравнительного исследования с подписями выполненными мошенниками от его имени. Для проведения более точных исследований эксперты попросили Богданова постараться подделать собственную подпись так, чтобы это было похоже на подпись в поддельном документе. Это было сделано для того, чтобы определить: не пытался ли Богданов исполнить собственную подпись необычно, чтобы потом от нее отказаться. То есть следствие отрабатывало и версию того, что потерпевший мог продать свои акции, а потом заявить о том, что их похитили, подделав его подписи. То есть версию, на которой в ходе всего расследования уголовного дела и рассмотрения его в суде настаивает защита. На мой взгляд, это говорит об объективности расследования. По мнению же Сергун, попытка отработать ее собственную версию указывает на фальсификации следствия. Но никто и не говорил, что шоу должно быть построено на логике, оно должно быть ярким и фееричным.

Вспомним другое пиар-шоу нашей защитницы. 31 января этого года в московском офисе ИА «Росбалт» Сергун давала пресс-конференцию для журналистов газеты «Наша версия». То есть на пресс-конференцию приглашались и другие издания, но судя по отсутствию публикаций интереса она больше ни у кого не вызвала. Так вот на этой пресс-конференции Сергун заявила о некой сенсации в деле Шуляк. Об имеющемся заключении эксперта "111 Главного государственного Центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз" Министерства обороны РФ. По словам Сергун эта заключение полностью опровергает заключения других экспертов.

На самом же деле в выводы эксперта Министерства обороны не противоречат имеющимся в деле заключениям почерковедческих экспертиз. А самое главное, экспертное заключение специалиста было заказано стороной защиты и хоть и приобщено к делу, процессуальной силы не имеет. Доказательством по уголовному делу может служить лишь заключение экспертизы, а не экспертного исследования. Эти юридические тонкости Сергун не может не знать. Но показательное шоу ее предназначено не для суда, а, по видимому, для успокоения подзащитной.

Беззащитная подзащитная

Газета «Наша версия» и лично госпожа Сергун неоднократно подчивали публику рассказами о том как безжалостные полицейские прессовали несчастную женщину – Марину Шуляк с целью получения нужных им показаний. Но эта женщина, к тому же с больным сердцем, твердо ответила ментам «нет». Дескать, никого оговаривать не буду. Сама за всех отсижу. То есть она то думает, что ее оправдают, но материалы дела заставляют предположить иной исход. Дело в отношении Шуляк многотомное и имеет множество доказательств. Однако мы не будем их сейчас анализировать, оставим это суду. Мы приведем лишь одну расшифровку телефонного разговора Шуляк со своей адвокатессой Еленой Кобзаренко. Запись разговора была сделана в рамках уголовного дела, а расшифровка приобщена к материалам дела. Чтобы было понятно читателям заметим, что разговор состоялся ВТО утро, когда к Шуляк пришли с обыском:

Ж1: Что случилось?

Ж2: Лен, они какие-то козлы идут, говорят, 140-ая квартира ко мне открывайте дверь, мы к Вам с обыском.

Ж1: А у тебя что?

Ж2: У меня куча документов и деньги есть, которые ... и флэшка моя есть. Что делать?

Ж1: Так, ну во-первых, с обыском имеют право только на основании решения суда, да Марин?

Ж2: Лен я им говорю, что я не открою, они говорят, мы будем ломать дверь. Что делать?

Ж1: Это они уже это, да?

(Слышен звонок домофона)

Ж2: Подожди, подожди что мне еще раз говорить им?

Ж1: Марин ты скажи: только на основании решения суда вот и пока не приедет мой адвокат, никто сюда не войдет.

Ж2: Погоди, я при тебе буду говорить, ты сейчас будешь слушать, подожди.

(Далее слышно как Ж-2 ведет разговор по домофону, при этом слышна следующая речь Ж2: Да, зачем я должна открывать, у Вас есть что на меня? Да. Постановление об обыске в моем жилье, на основании чего? Нет, я не буду открывать, пока Вы мне не скажете и вообще я ... В какой выходной?)

Ж1: В ночное время суток, Марин, ночное время суток!

(Далее слышно как Ж-2 продолжила разговор по домофону, при этом слышна следующая речь Ж-2: Нет ни звонков, ничего, я знаю, да и что? Хорошо, я подойду, через дверь поговорю)

Ж1: Марин, так значит ночное время суток. Во-первых, сейчас сколько время?

Ж2: Х…й (нецензурное слово, прим. автора) его знает Лен, я всю ночь не спала сегодня, б…дь.(нецензурное слово,прим.автора).

Ж1: А почему? Это когда стало известно?

Ж2: Двадцать минут, полвосьмого. Не знаю когда.

Ж1: А значит все, уже нет, как бы до семи утра там по-моему. Слушай Марин, ты выясняешь у них, кто это?

Ж2: Что мне делать с деньгами? Это мои деньги. Я сейчас уберу все флэшки.

Ж1: Нет, во-первых, у тебя могут быть деньги свои, начнем с этого, объясни как-то, боже мой у тебя свои собственные сделки какие-то и так далее могут быть, это раз.

(слышен посторонний шум в виде шелеста)

Ж1: Во-первых, значит, без понятых ничего они сделать не могут, значит поднимай соседей, да, вот значит если вдруг начнут ломать дверь, звони соседям, пусть соседи входят. Твоя знакомая из областной прокуратуры, пусть входит и так далее. Потом, потом Марин сейчас выясняй прям из-за двери фамилию имя отчество и с какого отдела, кто это абсолютно пришел, записывай себе все на бумажке. Ну потом значит скажешь связывайся с этим ... Сейчас мы чего-нибудь будем кого-то поднимать.

Ж2: Так Лен, я в общем короче говоря, все эти бумажки, которые Гусевские по перечислениям Грише...

Ж1: Меньше говори по телефону.

Ж2: ... угу, сейчас выкину, просто элементарно в унитаз спущу, что мне еще остается делать? Угу?

Ж1: Ну, понятное дело, да.

Ж2: Угу.

Ж1: Ну у тебя таких шуток не может быть? Никаких друзей – дураков нет, кто может такие шутки?

Ж2: Дураков вроде бы нет. Подожди пока, что. Б…дь(нецензурное слово прим. авт.), они ломятся в металлическую дверь, Лен!

Ж1: Сейчас я тогда позвоню ...

Ж2: Подожди, я сейчас выйду, подожди, я сейчас, сейчас я тебе перезвоню, сейчас я выйду туда все-таки, давай.

(посторонний шум в виде шелеста продолжался с указанного момента до прекращения разговора).

После прочтения этой расшифровки хотелось бы написать «комментарии излишни». Что касается честной женщины с больным сердцем и твердыми принципами, тут все ясно. Не вяжется этот образ с судорожными движениями по заметанию следов и выстраиванию версии. А вот по тексту пояснить читателям кое-что надо. «Гриша», о котором идет речь, вероятнее всего – Григорий Гейфман, бывший соучредитель «Рима» и компаньон Леонида Фейтлихера и Дмитрия Гусева. В 90-х годах у Гейфмана была похищена дочь, якобы для получения выкупа. На суде над похитителями Гейфман заявил, что после похищения Фейтлихер воспользовавшись ситуацией «вышиб меня из бизнеса».

Собственно другие акционеры различных компаний группы «Рим» лишились своих акций когда Фейтлихер и Гусев находились в нежной дружбе с руководителями областной прокуратуры. Но это, конечно, просто совпадение.

В интересах хозяев

31 октября 2008 года вышел первый номер газеты «Наша версия». Ее издатель Леонид Фейтлихер разместил в нем свою статью «Надо немного проветрить». Статья эта, точнее первые ее строки стали программными для издания на многие годы: «Вы будете смеяться, но я опять решил издавать газету. Никогда не думал, что доживу до такого идиотизма. Ну хочешь ты о чем-то рассказать — заплати деньги — расскажут».

Заплати деньги – расскажут. Так они и живут уже почти пять лет. А как начиналось? В том же первом номере в редакционной статье была провозглашена редакционная политика: «Наша главная миссия состоит в разоблачении всех этих «прилипал» и «оборотней», паразитирующих на светлом имени «Единой России». Только бескомпромиссной борьбой с коррупцией, недобросовестными чиновниками и, к сожалению, представителями местной партячейки, забывшими, для каких целей создавалась «Единая Россия» и какие задачи должны решать ее члены, мы можем помочь Владимиру Владимировичу Путину, ответственному за чистки Вячеславу Викторовичу Володину и другим лидерам партии. Уверены, что наш небольшой вклад станет еще одним камнем в деле строительства нашей великой и могучей Родины».

Посмотрим как же «Наша версия» исполняет свою «главную миссию»? Последние полтора года основной темой газеты стало тенденциозное освещение дела Шуляк. Оно не сходит с первых полос этой газеты. Интересно, Тимофей Бутенко из номера в номер пишущий о невиновности Шуляк действительно думает, что спустив документы в унитаз, она получила иммунитет к уголовному преследованию? Или ему издатель велит так писать? Бенефициары этого дела столько уже так себя скомпрометировали, что ни в одном унитазе не отмыться. Неужели журналисты «Нашей версии» действительно думают, что защищая мошенников, обобравших своих компаньонов, они вносят камень в дело «строительства нашей великой и могучей Родины»? Ау, ребята! Очнитесь, перечитайте свой же первый номер.

В конце концов, можно по разному оценивать доказательства по уголовному делу. Суд в итоге разберется. Но прямая ложь уже сочится из заголовков статей сайта «Нашей версии».Возьмем последние материалы, размещенные на сайте и посвященные делу Шуляк. «Московский специалист о почерке потерпевшего Богданова: "Он — как отпечаток пальца", а в том же материале дословно приводятся слова московского эксперта сказанного им на суде: «У всех у нас разные руки, сухожилия, размер ладоней и все это влияет на почерк. Почерк, как отпечаток пальца. Его невозможно подделать". Очевидно, что речь идет не о почерке Богданова, а о почерке вообще. И слова эксперта не означают буквально, что почерк нельзя подделать. Можно подделать все, что угодно, почерк или, например, купюру или заголовок статьи, только подделки подлинниками не станут, их все равно можно будет различить.

Недавно на сайте «Нашей версии» была введена цензура. К материалам на писанным о деле Шуляк нельзя теперь размещать комментарии. К прочим материалам можно, а к «тематическим» нельзя. Тем не менее комментарии там появляются, из чего можно сделать вывод, что размещают их сами модераторы сайта. Разумеется все «комментаторы» гневно возмущаются действиями полицейских и требуют немедленно всех повыгонять. Как бы формируют видимость общественного мнения.

Размещая из номера в номер в газете огромные материалы посвященные одному и тому же делу Бутенко неоднократно повторялся. Так например, немало сомнений было выражено по поводу якобы мнимой травмы Богданова, помешавшей ему придти в суд. Уж если развивать эту тему надо написать и внезапных болезнях, поражавших других фигурантов этого дела в момент, когда они были необходимы следствию. Например, саму подсудимую, ранее не испытывающую проблем с сердцем во время допроса поразил сердечный приступ. Когда же задерживали в аэропорту Гусева, пытавшегося выехать за границу, то и этого здорового 40-летнего мужчину сразил сердечный приступ. Да как сразил! Гусев был вынужден лечь на лечение в ведомственную железнодорожную больницу, хотя сам на железной дороге никогда не работал. Зато там долго трудился его компаньон по «Риму» Сергей Рябченко. Последний, кстати, известен не только своими связями на железной дороге, но и в областном суде. Может быть поэтому, его старый приятель, бывший высокопоставленный чиновник областного суда пытается договориться с судьями за взятку освободить Шуляк от уголовной ответственности?

Лидеров группы бизнесменов с сомнительным прошлым и тревожным будущим поражают не только болезни сердца, но и, похоже душевные расстройства. Судите сами. Недавно на сайте «Нашей версии» была введена цензура. К материалам на писанным о деле Шуляк нельзя теперь размещать комментарии. К прочим материалам можно, а к «тематическим» нельзя. Тем не менее комментарии там появляются, из чего можно сделать вывод, что размещают их сами модераторы сайта или люди имеющие специальный доступ к сайту. Разумеется, все «комментаторы» гневно возмущаются действиями полицейских и требуют немедленно всех повыгонять. Как бы формируют видимость общественного мнения. Самое интересное, что люди близко знающие Фейтлихера, утверждают, что по определенным словечкам можно сделать вывод, что комментарии размещает … сам Леонид Натанович. Создается впечатление, что Фетлихер неадекватно воспринимает окружающую действительность. О шизофрении говорить пока еще рано, но диагноз «синдром эмигранта» пожалуй подйдет. Полный отрыв от реальности. Сам продиктовал тезисы статей, сам потом прочитал и разместил комментарии, и картинка в голове складывается: газета пишет, а народ возмущенно реагирует. Ничего, эта болезнь лечится. Столкновением с реальностью.

 

HEADER  

0 #2
Наблюдатель 27 Июль 2014
Действительно комменты в материалах по делу Шуляк появляться перестали. Флинт спалился и решил залечь на дно. Поведение характерное для подростка, 5-й класс, 2-я четверть.
0 #1
Бывший читатель 11 Июль 2014
"Саратовский репортер" удаляю из избранного ))

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх