Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 355
Внимание
  • Проблема рендеринга изображения галереи. Пожалуйста, убедитесь, что папка, которую вы используете для хранения изображений Simple Image Gallery PRO существует и содержит файлы изображений. Плагину не удалось найти папку: media/k2/galleries/479
Menu
Главный редактор газеты "Саратовский репортёр" Сергей Михайлов. Телефон: +7-929-77-688-77

«Неудачный выбор»?

В местной прессе в декабре прошлого года и в январе нынешнего года, много было дискуссий и споров по поводу избрания нового уполномоченного по правам человека.

Среди обсуждаемых кандидатур в самый последний момент появилась ранее не известная широкой общественности фамилия Татьяны Журик.

Главные доводы противников такого назначения сводились к тому, что Татьяна Журик- человек не публичный, и никак не проявивший себя на ниве правозащитной деятельности.

 

Доводы тех, кто отдавал предпочтение Татьяне Журик - были аргументированы тем, что она весьма грамотный и высокопрофессиональный юрист.

В итоге, 29 января этого года депутаты Саратовской областной думы единогласно проголосовали за Татьяну Журик. И она, бывший руководитель регионального управления Министерства юстиции РФ, стала Уполномоченным по правам человека в Саратовской области.

И снова было немало комментариев в прессе по поводу этого события. Среди них - от восторженных (юрист!) до самых негативных (чиновник!).

В недавнем интервью радио «Эхо Москвы» председатель Московской Хельсинской группы и известная правозащитница Людмила Алексеева сказала, что она считает бессмысленным назначение Татьяны Журик на пост омбудсмена Саратовской области. Дословно это прозвучало так:

«Я очень сочувствую Саратовской области, что там выдвинут на этот пост бывший сотрудник Минюста. Это делает эту должность бессмысленной. С моей точки зрения очень неудачный выбор. Уверяю вас, это не только в Саратовской области. И сейчас нельзя ее переназначить, хотя говорят, что при ее назначении было много нарушений закона, и поэтому можно этим заняться, но я не знаю, будут ли этим заниматься или нет».

Действительно ли Журик - это «неудачный выбор»?

Трудно судить о работе человека, который едва приступил к выполнению своих обязанностей - ведь прошло чуть больше месяца.

Однако, в Саратовской области есть уже, как минимум, несколько человек, которые оказались не то что, недовольны работой уполномоченного по правам человека, а мягко говоря - очень удивлены.

Речь пойдет о конкретном случае. «Семь лет за взятку в 25 тысяч, которой не было». Так называлась наша редакционная статья, опубликованная на сайте «Саратовского репортера» 16 января этого года. Два сотрудника полиции из Новоузенска были осуждены… на семь лет каждый. За что? За взятку в 25 тысяч. Да и то, за взятку, которой фактически не было - а была попытка проведения операции по задержанию взяткодателей. Кроме такого сурового приговора на подсудимых был наложен судом штраф… полтора миллиона рублей. За «взятку» в 25 тысяч- 1, 5 миллионов рублей.

Родственники осужденных пишут жалобы, письма. Пишут их в различные инстанции.

И вот, по совету редакции, родственники отправили письмо с просьбой помочь, вмешаться в ситуацию и защитить права осужденных и их родственников - недавно избранному уполномоченному Журик.

Письмо было отправлено. Однако, каково же было удивление родственников, когда уже буквально через несколько (!) дней они получили ответ от Журик!

Всего несколько дней (!) понадобилось высокопрофессиональному юристу, чтобы разобраться в довольно запутанной и непростой истории осуждения полицейских. Ответ людям был дан, так скажем, не выходя из кабинета- Журик даже не выехала на место, с тем, чтобы встретиться с участниками всей этой истории.

Не будем подвергать анализу ответ юриста Журик. Вы его можете прочитать на нашем сайте, и сами увидеть, что с точки зрения юриста - ответ идеален. А с точки зрения не юриста профессионала, а уполномоченного по правам человека?

И вот тут мы можем снова вернуться к истокам дискуссии - кем должен быть в первую очередь уполномоченный по правам человека? Юристом, с холодным и расчетливым умом, или все-таки человеком с беспокойным сердцем, человеком, которому небезразлична людская боль и горе, человеком, который готов включить все свои властные ресурсы с тем, чтобы ему помочь?

Как и обычно, истина лежит где-то посередине. В связи с этим мне вспоминается давний случай с Александром Соломоновичем Ландо, и как он помог вытащить молодого невиновного, но осужденного парня (на секундочку!) из тюрьмы!

Много лет назад, в созданной мною газете «Репортер», основу редакционной политики составляла защита прав простых граждан. Почему-то именно по этой причине нашу газету власть считала «оппозиционной».

Однажды в редакцию обратилась жительница одного из заволжских городов. Ее сына осудили по очень серьезной статье - «Изнасилование». И посадили на несколько лет. Бедная мать, обив все пороги в поисках правды, дошла до нашей редакции. Я написал статью. Но этим не ограничился, и пошел к уполномоченному по правам человека - Александру Соломоновичу Ландо. Принес статью, рассказал, что парня осудили по оговору, что приговор был явно незаконным. Не знаю, какова была бы судьба того парня, окажись на месте Ландо такой профессиональный юрист, как Журик. Видимо, дело бы закончилось тоже отпиской «высококвалифицированного юриста».

Но Александр Соломонович, тоже, не менее «высокопрофессиональный юрист», кроме того, обладает бесценным качеством для уполномоченного по правам человека - неуемным характером, большой энергией. Да и перед авторитетами, сидящими в высоких кабинетах, он никогда особо не заискивал. Он живо подключился тогда к тому непростому делу. Чем закончилось? Был назначен пересмотр дела. Невиновность парня была доказана, и он вышел из колонии. Вот классический пример работы уполномоченного. Александр Ландо спас человека, потому что нашел время и возможности неформально отнестись к этой истории.

Да, когда уполномоченный по правам человека юрист - это очень хорошо.

Но что должен сделать в первую очередь уполномоченный по правам человека? Первое- это убить в себе чиновника. И даже в некоторых случаях, убить в себе юриста и посмотреть на проблему живым человеческим взглядом. Прислушаться к людям. Пропустить их горе через свое сердце.

Сделала ли это Журик? Как видим из нашей новоузенской истории, она написала только письмо. А люди ждали конкретного и компетентного вмешательства уполномоченного. Этого не произошло. Была оказана не помощь и поддержка, а была сделана грамотная отписка. Но разве уполномоченный по правам человека это тот, кто штампует ответы? С таким же успехом на эту должность можно было бы посадить другого юриста. У нас в Саратове полным-полно «высокопрофессиональных юристов».

Вы спросите, а что конкретно предлагает автор?

Я предлагаю задаться вопросом: «А нужна ли нам, гражданам Саратовской области «штамповочная машина» по изготовлению формальных отписок? Для чего нам, налогоплательщикам, содержать такого уполномоченного и его аппарат?»

В бюджете и без того много «дырок». И если посмотрим штатное расписание аппарата уполномоченного, то его содержание бюджету области обходится в кругленькую сумму.

Сообщалось, что оклад уполномоченного - 100 тысяч в месяц. И это при том, что в правительстве еще для таких, как Журик, существуют всякие надбавки и премиальные.

Кроме того, работает Журик не одна. У нее много помощников и я полагаю, именно они и готовят ей ответы, которые она затем лишь подписывает.

В аппарате уполномоченного работает 11 человек. Верхняя, так скажем иерархия здесь - это руководитель аппарата и референт-главный бухгалтер.

И еще - целых два отдела с очень многообещающими названиями.

Отдел по восстановлению прав граждан, в котором работает 4 человека, и отдел информации и организационно-правового обеспечения, в котором работает тоже, 4 человека. Чем занимаются все эти люди?

…Я вспоминаю, как начинала десять лет назад работать в этой должности Нина Лукашова. Тоже юрист, тоже высокопрофессиональный. Она посетила следственный изолятор и поговорила с подследственными, с осужденными.

Ровно тоже самое, сделала теперь и Журик. Она посетила следственный изолятор, поговорила с осужденными, с подследственными. Она услышала, зайдя в камеру от нескольких узников, в присутствии (!) начальника СИЗО, что «кормят хорошо», что «замечаний нет». Кто бы сомневался! Попробуй скажи иначе, в присутствии начальника тюрьмы.

И не скажешь ведь, что Журик сидит на месте и ничего не делает. Приехала в тюрьму. Послушала осужденных, стоящих по стойке «смирно» в присутствии начальника тюрьмы.

Очередная «галочка» в рабочем графике уполномоченного по правам человека.

А для чего? 

Галерея изображений

{gallery}479{/gallery}

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх