Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 355
Menu

Саратовский синдром

Исполнитель  по делу о покушении на депутата Саратовской областной думы Сергея Курихина и убийства его охранника Михаила Савченко, едва не оказался на свободе. Не хватило одного голоса присяжного. Подними он руку, убийца был бы среди нас.

Двое  других, а это  те, кому было предъявлено обвинение  в заказе и организации убийства,   были оправданы судом присяжных по всем статьям. Это Михаил Майоров и безработный житель Нижнего Новгорода Николай Шаров.

Едва этих двоих освободили из-под стражи в зале суда и выпустили из клетки, некоторые присяжные  бросились им на шею и стали поздравлять с освобождением.

Одна из присяжных, не сдержав эмоций,  произнесла: «Мы так переживали за вас!». Другая присяжная,  положив руку на грудь  одному из освобожденных,  промолвила: "Удачи и счастья вам".

Картина маслом!

В прессе уже дали оценку тому, что произошло: «политическая сенсация», «ошибка».

А что произошло, на самом деле? 

Полагаем,   это  и   ни  «сенсация»,   и  не «ошибка». Это закономерный исход.

Такой исход был ожидаем, и  он  еще раз красноречиво указывает в пользу   аргументов против   суда присяжных в России.

«Выбирай сердцем»! Был  лозунг такой, припоминаете?   Выбор на эмоциональном уровне и «сердцем» возможен только в России, на родине Достоевского и Толстого. Русский «думает» душой и сердцем.   Может ли, допустим,  американец, в стране, где все  дежурно улыбаются,  где все подчинено холодному расчету, а не эмоциям,  «выбирать сердцем»? А немец?

Похоже,  что  и  эти двенадцать   присяжных,   «судили сердцем», а не холодной  головой.

Вот, главная, как мы полагаем,   причина того, что эти двое оказались на  свободе.

Поведение присяжных на этом судебном процессе,   и последовавшее  за ним решение, с нашей точки зрения, можно объяснить  состоянием, называемым, как  «стокгольмский синдром».  

«Стокгольмский синдром», об этом теперь знают многие -  особое психологическое состояние,  когда возникает  связь взаимной,   или односторонней симпатии  между жертвой и агрессором.

«Саратовский судебный синдром» имеет  особенность: «жертвой» собственных симпатий к подсудимым  стали   двенадцать присяжных.

 Немного истории. Нужен ли суд присяжных?

Автор этих строк присутствовал на первом в России заседании с участием суда присяжных, и могу засвидетельствовать - это было значительное событие.  Событие, которого ждали. Как говорят сегодня, это было  знаковое событие. Да, это был еще один большой шаг в сторону движения демократического общества.

Заседание проходило, при большом  стечении прессы,   с 15 по 17 декабря 1993 года в Саратовском областном суде.

Тогда перед судом  предстали два брата-цыгана. Их обвиняли в умышленном убийстве трёх человек (!) совершённом из корыстных побуждений и с особой жестокостью, а также в разбойном нападении.   Вы помните, каким  был вердикт?

Суд присяжных вынес… фактически оправдательный вердикт. Деяния братьев были переквалифицированы на значительно более мягкую статью, и они отделались небольшими сроками заключения.

Таким вот оказался тогда первый пробный шаг по пути  совершенствования и развития судебной системы - почти оправдательный приговор. И все  таким приговором  были довольны. Все, кроме потерпевших: тех, кто потерял близких. 

Традиции суда присяжных  остаются неизменны: теперь вот оправдали двоих,  причастных, по версии следствия,  к  организации заказного убийства,  и  чуть не оправдали убийцу. 

    Споры о том, нужны или нет,  суды присяжных в России,  идут до сих пор, начиная с царских времен.

Аргументов об отмене  судов присяжных, больше, чем достаточно. Вот всего два самых распространенных  аргумента, лежащих так скажем, на поверхности.

1. Очень часты случаи подкупа присяжных. Был случай, когда оправданный криминальный авторитет отмечал в ресторане свое освобождение в компании с шестью присяжными. У нас в Саратове произошло недавно, после упоминаемого нами судебного процесса,  почти  тоже самое, когда бывшие подсудимые,  не спеша   прогуливались с присяжными по Набережной космонавтов. Возможно,  они потом тоже зашли потом  и в ресторан.

2. Присяжных легко запугать, а программы защиты присяжных у нас нет.   

3.Подсудимый, у которого хорошо подвешен язык, правдоподобно расскажет,  как под тяжелыми пытками в полиции у него выбили показания силой. А народ у нас полицию не особо  любит. Кому поверят?

Институт присяжных заседателей впервые появился в Англии. Именно там и были выработаны основные принципы его участия в уголовном процессе, на которых строилась работа судов присяжных за рубежом, а позже до революции и в России.

С 1866 по 1917 год присяжные заседатели участвовали в рассмотрении уголовных дел на большей части Российской империи.

Присяжные - обычные граждане (путем жребия отбирают 12 человек), приглашаемые в суд для рассмотрения уголовных дел. Вместе с судьями они участвуют в исследовании доказательств: слушают показания свидетелей, подсудимого, знакомятся с результатами экспертиз. Потом присяжные удаляются на совещание и решают "вопрос факта", то есть,  достаточно ли предъявлено суду доказательств, чтобы признать подсудимого виновным.

Ставка делается на оценку весомости обвинения именно с точки зрения обычного здравого смысла, поэтому от присяжных и не требуется юридическое образование. В этом суть их подхода к делу: если обвинение представило суду столько доказательств, что даже обычный человек признает их весомыми, следовательно, обвинение обосновано. Затем по решению присяжных (оно называется "вердиктом") судьи определяют "вопрос права", то есть степень вины подсудимого, и назначают наказание.

Введению суда присяжных в XIX веке предшествовали бурные споры. "Русский народ не способен к самоуправлению", - писала газета "День". Суд присяжных не подходит русскому человеку, утверждала она, так как он не образован и не в состоянии понять, что происходит в зале суда. Присяжные-крестьяне будут только говорить судьям: "Не знаем, кормилец" или "Как прикажете, ваша милость". Более того, некоторые приписывали русскому человеку особые правосознание и психологию - жалость даже к самому жестокому преступнику, когда того присуждали к плахе. Если в России ввести суд присяжных, считали его противники, то в судах станут выносить исключительно оправдательные вердикты.

Профессор А. Чебышев-Дмитриев, соглашаясь с тем, что русский народ не так образован, как англичане или французы, добавлял: "Но не забудем, что и формы общественной жизни могут существенно улучшить народ, развить его. Медлить с улучшениями в судопроизводстве в ожидании той поры, когда народ дорастет до них - это все равно, что не давать ребенку книгу, пока он не выучится хорошо читать".

Победу,  в конце концов,  одержали сторонники суда присяжных.

Удивительно, но аргументы противников современного суда присяжных весьма похожи на те, что звучали в XIX веке: Россия - особая страна, с особым менталитетом, решения присяжных чаще всего спонтанны и необоснованны.

А главный упрек в адрес современных присяжных аналогичен упреку столетней давности: присяжные выносят слишком много оправдательных вердиктов и потворствуют преступности.

     Наибольшее количество оправдательных приговоров в России (около 20%) выносится судом с участием присяжных заседателей. Для сравнения: этот показатель применительно к федеральным судам не достигает 1%.

 Немного фактов. Кого присяжные отпустили на свободу?

Получилось в итоге,  так: осужден некто Платицын. И вышло так, по логике присяжных,  что  этот Платицын самостоятельно раздобыл автомат, сам  пошел к переулку, там спрятался за стеной,  да и выпустил очередь  по машине. Куда, в кого, зачем?  Сам себе киллер!

А за тех, по кому следствие добыло достаточно улик и доказательств,  присяжные проголосовали, что они к этому делу не имеют никакого отношения и близко.

Почему присяжные приняли такое решение?

Есть много косвенных и прямых признаков, указывающих на то, что мог иметь место сговор между присяжными и оправданными теперь Шаровым - Майоровым ( заказчики и организаторы по версии следствия).

Так,  некоторые  присяжные и защитники подсудимых активно общались между собою во время перерывов между заседаниями. Что категорически запрещено.

Делали они это, почти не скрывая,  на крыльце облсуда. Во время общения, почти запанибрата,   можно было слышать  одобрительные высказывания об обоих фигурантах, которые и «мухи-то не обидят". При желании, если,   следственные органы  всерьез заинтересуются этими «неформальными отношениями» между присяжными и  защитниками подсудимых - можно просмотреть все записи с камер видеонаблюдения. Наверняка,  можно увидеть,  ОЧЕНЬ  много интересного.

Есть ряд  фактов, которые ставят под сомнение объективность вынесенного решения присяжными. 

Как объяснить, что в составе кандидатов в присяжные была включена гражданка, ранее привлекавшаяся к уголовной ответственности?

Как объяснить, что в состав коллегии был включен человек,   который был уволен из органов по признакам, порочащим звание сотрудника органов милиции?  Мог ли такой человек, который считал свое увольнение несправедливым, быть объективным в своих оценках на данном судебном процессе? 

      В ходе судебного разбирательства государственным обвинителем были представлены достаточные, по мнению потерпевших, доказательства того, что именно Шаров участвовал в разработке плана и распределении ролей по лишению жизни Курихина С.Г.

Что это он  совместно с Платицыным осуществлял наблюдение за маршрутом передвижения и местами пребывания Курихина. Что это он в день убийства доставил Платицына к месту нападения, где передал ему радиостанцию, пистолет-пулемет с прибором для бесшумной стрельбы и патроны. Что это он сообщил по телефону Платицыну о выезде Курихина С.Г. в автомобиле  и дал указание о производстве множественных выстрелов по нему. И что это он  после расстрела автомашины обеспечил Платицыну  отход и увез его на автомобиле с места происшествия.

Но присяжные «отмели» все эти факты, словно они появились с потолка, а не в результате огромной и кропотливой работы следственных органов.

Как, например, присяжные могли признать недоказанным тот факт,   что Шаров не приобретал и не хранил оружие и боеприпасы? 

Ведь  в ходе осмотра участка дома, в котором он проживал, было обнаружено четыре пистолета-пулемета, три прибора бесшумной стрельбы, три пистолета, более ста пятидесяти патронов, а в соответствии с заключением эксперта,  след папиллярного узора пальца руки, изъятый с поверхности пластиковой коробки с патронами, обнаруженной в ходе осмотра участка дома, в  котором проживал Шаров, оставлен пальцем его руки.  Разве  это вполне весомые улики - оружие в доме и отпечатки?

Да и сам убийца Платицын, давая в ходе предварительного следствия, дал показания, что  именно Шаров обучал его навыкам стрельбы из пистолета-пулемета, и что  совместно с Шаровым он перевозил в Саратов пистолет-пулемет, который был использован им для обстрела автомашины Сергея Курихина. 

Мы не будем останавливаться на других деталях этого дела, ясно указывающих на то, что была совершена или ошибка, или имел место быть прямой сговор присяжных заседателей.

Все что они сделали, остается  на их совести.

 Адвокат потерпевших Сергея Курихина и Александра Ермолаева Валерий Холоденко, отметил в одном из своих интервью:

«По-видимому, не все присяжные заседатели при вынесении вердикта руководствовались своим внутренним убеждением и совестью».

Будь иначе,  иначе, исход суда был бы совершенно иным.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх