Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 355
Menu

Кто от кого очищается?

Что происходит с КПРФ в Саратове? На днях еще около 30 коммунистов покинули КПРФ, и перешли в общественную организацию «Межрегиональное объединение коммунистов».

Всего же, начиная, с апреля этого года, из КПРФ вышло 70 человек.

Те, кто покинул КПРФ, были и остаются коммунистами. Таких людей теперь в Саратове называют «альтернативными коммунистами».

Местные руководители КПРФ называет этот процесс «очищением».

Но кто от кого очищается? Коммунисты, которые уходят из КПРФ, или КПРФ от коммунистов?

Все свои претензии к сегодняшней политике местного отделения КПРФ рядовые коммунисты связывают исключительно с тремя фамилиями: Рашкин, Алимова и Афанасьев.

Они говорят, что рядовые коммунисты в этой партии лишены как и права реального голоса, так и возможности, что-то изменить в политике самого отделения партии. Претензии и проблемы копились годами.

Бывший член бюро обкома КПРФ, а ныне «альтернативный коммунист» Юрий Гавриличев, долгое время работавший помощником депутата ГД Анатолия Гордеева, рассказывает, что в 1993 году на учете стояло 6 863 коммуниста. Потом, эту цифру изменили - стало 8 663 коммуниста, и она стала фигурировать во всех отчетах. «Я с этим был не согласен, высказывался по этому поводу, но меня, так, скажем, «поправили».

То, что сейчас происходит с местным отделением КПРФ можно называть по-разному - и «раскол», и «очищение». Но суть остается - эта партия перестала удовлетворять требованиям рядовых коммунистов, которые еще свято и преданно верят в коммунистическую идеологию. Они считают, что в нынешнем виде КПРФ перестала быть коммунистической партией, а идеологию подменили совсем иные ценности, где главное - личный карьерный рост, личное благосостояние, успех и благополучие. Все же остальное - лишь средство для достижения цели.

«Процесс разложения партии начался уже с самого начала ее формирования» - считает Гавриличев.

Когда перестала существовать КПСС, начался процесс восстановления партии в новых исторических условиях. В 1992 году начали активно создавать КПРФ. Но как теперь говорят простые коммунисты, получилось еще хуже.

Первая волна коммунистов, которых в Саратове еще очень хорошо помнят, ушла из КПРФ. Это был Гордеев, Слепов, Максаков…

В КПРФ пришли, так скажем, аппаратчики второго и третьего эшелона. Так называемая внутренняя коммунистическая оппозиция, и те люди, которые были недовольны своим положением после ликвидации КПСС. Представителям так называемого, первого партийного эшелона, уничтожение КПСС принесло свои плюсы. Если скажем, раньше, имея финансовые ресурсы, партийные деятели были ограничены в своих действиях, то новая власть демократов развязала руки- имея финансовые ресурсы представители первого эшелона получили свободу.

А вот партийные функционеры рангом пониже- секретари партийных заводских организаций, начальники отделов, инструкторы… те остались не у дел. Но при этом были амбиции.

Из этих партийных функционеров с неудовлетворенными амбициями, и начала формироваться КПРФ. В том числе и в Саратове. Тогда и появились Рашкин, Алимова, Афанасьев.

 «Когда был первый поток в КПРФ, мы пытались еще как-то бороться. Не получилось. Пришли перерожденцы от партии. Что им надо было? Им надо было жить, надо было приспосабливаться к новым условиям. Постепенно КПРФ стала партийным сателлитом «Единой России» с новыми коммунистами можно было договариваться. Коммунистической идеологией тут и не пахло»- эта точка зрения Юрия Гавриличева, человека, который изнутри знал, и знает всю кухню местного отделения КПРФ.

А вот что говорит Виктор Сафьянов. Долгое время он руководил райкомом КПРФ в Заводском районе:

«Сегодня, и особенно после последнего съезда, ситуацию в КПРФ рядовым коммунистам невозможно изменить. Выстроена жесткая вертикаль. Мы хотели немного поправить ситуацию в руководстве КПРФ Саратова. Не получилось. Думаю, что с таким Уставом партии, который сейчас, КПРФ обречена на гибель».

Когда мнение рядовых коммунистов игнорируется, когда к нему не то, что не прислушиваются, а его просто не слышат, то тогда и происходит такой результат - люди уходят из КПРФ, при этом оставаясь коммунистами.

Что говорят рядовые коммунисты? Может быть, у них просто нездоровые амбиции и они хотели бы занять лидирующие позиции в партии? Да нет, совсем не похоже. Люди искренне переживают, что прямо на их глазах разрушают то, во что они верят.

Например, Егиян Норберт рассказывает такую историю:

«В КПРФ я был три года. Пришел туда, поверил громким словам. Что получилось? После выборов в городскую думу у меня появилось стойкое ощущение, что нас сдают. Не понравилось, как себя вел Карасев. Например, он мне прямо заявил, что мое дело отсидеть в избирательной комиссии, и все на этом. Мол, мое дело- просто ставить «крестики». Потом я понял, что после каждых выборов начали задвигать на задний план лучших бойцов – тех, кто показывал самый высокий результат. И тогда мне все стало понятно. Мы им не нужны. Теперь большая часть простых коммунистов, уже не верит в выборы - КПРФ нас обманывала и использовала».

Жесткая вертикаль, выстроенная в КПРФ, о которой упомянул Сафьянов, не приемлет инициативы снизу. Она не нужна. Она мешает. Зачем еще что-то придумывать, если есть совершенно четкие установки сверху?

Поэтому, многие простые коммунисты, которые еще сохранили верность, так скажем, коммунистическим идеалам, в КПРФ оказываются просто лишними людьми. Мало того, похоже, что инициативных людей тут просто боятся.

Один из ярких примеров - Лариса Брезгунова, руководитель ТСЖ «Большая семья». Она не коммунист, однако, именно она, с ее опытом работы в системе ЖКХ, оказалась востребована. Сегодня она - активный член «Межрегиональной группы коммунистов».

Что она говорит?

«Проблемы ЖКХ можно решить только в политической плоскости. Мы все испробовали: меня и моих коллег практически ни одна партия не поддержала. Мы оказались не нужны со своими инициативами. Местным партийным лидерам что нужно? Поддержка и работа на период выборной кампании. У нас был печальный опыт работы со «Справедливой Россией». Тоже самое, и с КПРФ. Эта партия нам ничем не помогла. Мы приходили со своими проблемами и вопросами к Турунтаеву, когда он был еще депутатом. Но он нам ничем не помог, более того, видел в нас чуть ли не провокаторов и врагов партии. На деле, сегодня нас поддержали пока только «Коммунисты России». Тут действительно нас поняли».

Слесарь сантехник Петр Федичкин, причину своего ухода из КПРФ называет такую: «Безнадежная тоска». Тоска от того, что рядовых коммунистов не слышат. Участвовал в протестных акциях, работал в УИКах. Но потом стал понимать и видеть - что все это бесполезно: многое решается на партийных конференциях, где простой коммунист практически лишен права голоса.

По тем же причинам ушел из КПРФ и молодой предприниматель Алексей Сизимцев. Честный, порядочный и трудолюбивый парень. В КПРФ его привел когда-то товарищ. «На бумаге все было красиво, а на деле оказалось совсем по-другому» - рассказывает Алексей - «Первая выборная кампания меня смутила. Рядовые коммунисты были задвинуты на задний план. Я увидел, что уничтожали тех, кто показывал хороший результат на выборах. В таких людях видели конкурентов. Активисты, я понял, мешают спокойно работать».

Так что же происходит с КПРФ? Мы услышали мнение рядовых коммунистов.

Рядовые коммунисты уходят в МОК (Межрегиональная группа коммунистов). А в КПРФ… Тут остаются члены КПРФ.

Похоже, что этот процесс уже не остановить.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх