Menu

АКТЕРОВ ПОЗВАЛИ В СУД

АКТЕРОВ ПОЗВАЛИ В СУД
 
Судебный процесс по уголовному делу бывшего директора вольского театра, 71-летней Нины Бобровой раскрывает всё новые и новые шокирующие факты её вседозволенности.
Как сообщала "Вольская неделя" в серии публикаций, директор театра  с помощью экономиста Натальи Телоян и кассира Маргариты Митрюшовой в вверенном ей учреждении культуры развернула настоящий конвейер по получению банковских кредитов, которые оформляла на своих подчинённых, превращая их в должников. При этом по её приказу банкам предоставлялись фальшивые справки о зарплатах, кредиты погашались за счёт липовых надбавок к зарплатам, а зарабатываемые театром деньги "уплывали" мимо официальной бухгалтерии.
 
     Театр как филиал банков
 
На заседании суда 21 января ведущий актёр театра Александр Павлов, недолго занимавший должность директора вместо Бобровой, многое рассказал о методах её руководства. По его словам, Боброва несколько лет внушала коллективу, что театр находится на грани закрытия, власти не хотят его финансировать, и только благодаря её усилиям он ещё держится на плаву. Некоторые актёры и другие работники театра действительно замечали, что финансирование ухудшается, маленькие зарплаты не меняются, средства на новые постановки, костюмы и декорации не выделяются. Поэтому многие верили директору, что она как-то отстаивает интересы театра. Но, как теперь выяснилось, в 2011 года Боброва развернула в театре свой кипучий бизнес с кредитами за чужой счёт. И возможно, проблемы возникали не из-за недофинансирования театра властями, а из-за "пересамофинансирования" самого директора. Во всяком случае представитель министерства культуры заявила в суде, что областные субсидии театр получал в полном объёме.
 
В сентябре 2013 года Боброва пригласила Александра Павлова и сообщила пренеприятное известие: министерство задерживает выплаты, у театра долги, нечем платить зарплату, могут закрыть его счета. Она предложила актёру спасти театр и коллектив, взяв в банке кредит на 400 тысяч рублей, уверяя, что через 2-3 месяца кредит будет погашен средствами министерства. Все документы на получение кредита были уже приготовлены. В банк с Павловым пошла Телоян, которая сама получила деньги. Актёр ни документов, ни денег не видел, лишь позднее узнал, что по справке для банка его зарплата составляла 50 тысяч рублей, хотя на самом деле он получал всего 13 тысяч.
 
В мае 2014 года Боброва "раскрутила" его на второй кредит в 350 тысяч рублей, объяснив, что первый был взят под большие проценты, и теперь его нужно погасить новым кредитом с процентами поменьше. Павлов снова ей поверил, и снова все деньги и документы прошли через экономиста Наталью Телоян. Очевидно, предложение снизить проценты было у Бобровой отработанным приёмом, с помощью которого она заставляла уже закредитованных людей брать на себя новые кредиты. Они соглашались, чтобы облегчить своё положение должника, но на самом деле только ухудшали его. Позднее Александр Павлов согласился взять для Бобровой ещё один кредит на 500 тысяч якобы для срочного погашения коммунальных услуг театра. И снова директор уверяла его в скором перечислении денег из министерства, которыми она этот кредит погасит. В итоге к 2016 году ни один из его кредитов не был погашен. Банки названивали ему по 25 раз в день, требуя выплат. Начались списания средств с его зарплатной и пенсионной карт. И до сих пор его имущество находится под арестом, 50% его зарплаты и пенсии уходят на уплату долгов.
 
     В долгах с завышенной зарплатой
 
Как раз в то время театр готовился к проведению всероссийского фестиваля. На средства, полученные из Москвы благодаря председателю Госдумы Вячеславу Володину, проводился капитальный ремонт театра. Незадолго до фестиваля Боброва была понижена с должности директора на должность художественного руководителя. Возможно, её увольнения требовал сам спикер Госдумы.
 
Но даже снятие Бобровой с должности практически ничего не изменило. В мае 2016 года она предложила Павлову занять директорское место. Он долго отказывался, так как никогда не занимался административной работой и не разбирался в финансах. Его уговорили представители министерства, пообещавшие, что финансовыми делами вместо него по-прежнему будет заниматься Боброва. Как признаётся сам актёр, директором он был номинальным, вроде "свадебного генерала". Во время фестиваля театр заработал на билетах около 1,5 миллиона рублей, но ни Александру Павлову, ни другим актёрам от этого легче не стало. По словам артиста, Боброва перечислила 500 тысяч рублей какому-то родственнику, который тоже брал кредит якобы на нужды театра. А Павлову с сентября 2016 года она вообще перестала платить зарплату. Несколько месяцев номинальный директор театра жил, занимая деньги у знакомых. Хотя он был далёк от финансов, кое-какие документы он видел. Например, ведомость стимулирующих выплат за декабрь 2016 года. По этой ведомости Боброва премировала себя на 40 тысяч рублей, среди простимулированных значилась и кассир Митрюшова. Александр Павлов постоянно требовал от Бобровой рассчитаться с его кредитами, приходил к ней домой, просил у неё деньги, чтобы отдать долги. Но, по его подсчётам, за 4 месяца Боброва дала ему в общей сложности около 20 тысяч рублей. Позднее, во время следствия он узнал, что в то время ему несколько раз начислялась завышенная зарплата до 80 тысяч рублей, но ни копейки не выплачивалось, его подписи в ведомостях были подделаны.
 
Лишь с назначением нового директора в 2017 году ему начали выплачивать долги по зарплате. Но когда он получил за несколько месяцев 50 тысяч рублей, Боброва забрала у него и эти деньги, пообещав рассчитаться ими с банками. Измученный звонками из банков, артист всё ей отдал, лишь бы закончить этот кошмар. Сам вносить платежи он не мог - все документы и счета были у Бобровой и Телоян. Сейчас Павлов требует от них возместить ему материальный ущерб - более миллиона рублей и заплатить за моральный ущерб 100 тысяч.
 
    Проруха на старуху
 
Многие недоумевают, как такие умные, образованные, имеющие жизненный опыт люди так легко верили всей "лапше", которую готовила для них директор, почему они наступали на одни и те же бобровские "грабли", которыми она загребала 6 лет. Многое объясняет то, что долгое время они не знали о масштабах её кредитных махинаций. С каждым Боброва беседовала индивидуально, давила на совесть, говорила о спасении театра, просила никому не рассказывать о временных финансовых трудностях, чтобы не смущать коллектив. Она умела убеждать, могла даже расплакаться. Как считает Павлов, годы работы в театре кое-чему её научили.
 
Но всё же в театре были и те, кто сумел поставить на место всесильную бизнесвумен от Мельпомены, поверившую в свою бесконтрольность и безнаказанность. Молодая актриса Анна Шандр (в 2014 году ей было 27 лет) также по просьбе Бобровой взяла кредит на 150 тысяч рублей, но при этом она догадалась взять с директора расписку. Кстати, её зарплата с 2006 по 2016 годы составляла всего 10 тысяч рублей. Но в справке для банка ей приписали зарплату в 35 тысяч. Всё у неё шло по привычному сценарию. В ведомости ей начисляли 17,5 тысяч, 10 тысяч выдавали на руки, 7,5 тысяч шли на погашение кредита. Но даже с таким использованием казённых денег уже через 5 месяцев Боброва перестала платить за этот кредит. Также пошли бесконечные звонки из банка, начались бесполезные разбирательства с директором. Четыре месяца Боброва не платила совсем, потом иногда выделяла недостаточные суммы. Она привычно предложила артистке взять второй кредит якобы под меньшие проценты, чтобы якобы рассчитаться сразу за все накопленные долги. Все документы для второго кредита уже были готовы. Но Анна Шандр на этот раз сама пошла в банк и выяснила, что никакого снижения процентов не предусмотрено. После этого Анна обратилась в следственный комитет и полицию с заявлением на Боброву. И - о чудо! - у директора сразу нашлись деньги, кредит Анны Шандр моментально был погашен.
 
      Совесть тоже "за балансом"?
 
Подсудимые Боброва и Митрюшова 21 января начали давать суду свои первые пояснения. Возражая Павлову, Боброва заявила, что отдала ему в 2016 году 90 тысяч рублей, но актёр это отрицает. Никаких расписок и документов по этой сумме нет. Боброва также утверждает, что она многим закредитованным работникам театра якобы выдавала большие суммы, не требуя расписок. Доказать это она вряд ли сможет. Отвечая на вопросы о фестивальных деньгах, Боброва призналась, что все эти средства (1,5 миллиона рублей) "были проведены за балансом", т.е. на счета театра они не поступили и, видимо, были потрачены директором по её усмотрению. Это подтвердила и бывший кассир Маргарита Митрюшова. - Деньги через кассу не проходили, на счёт не были сданы. В кассовой книге их нет. Что такое "за балансом", я не знаю, - пояснила она суду.
 
Вероятно, "за балансом" директор оставляла не только фестивальные средства. Учёт этих денег кассир всё же вела в отдельной тетради. В этой же тетради вёлся учёт кредитных средств, всех банковских документов. Очевидно, в театре помимо официальной бухгалтерии была ещё одна - "чёрная". Где эта тетрадь сейчас, бывшая кассир не знает. При увольнении в 2017 году никаких документов она официально не передавала. Понятно, что кассир - человек маленький, она выполняла требования директора. Но в то же время она не могла не понимать, что идёт на нарушения закона. Теперь степень её вины, как и других фигуранток этого непростого дела, будет определять суд.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх