Menu

ОТ "САРАТОВА" ДО "РЕПОРТЕРА

ОТ "САРАТОВА"  ДО "РЕПОРТЕРА

                                      Часть вторая

 

Я работал  корреспондентом в первой городской газете   "Саратов" с самого ее основания с   декабря 1990 года по  ноябрь 1992 года. После этого стал работать сначала ведущим репортером, потом заведующим отделом информации в газете "Саратовские вести" ( январь 1993 года - февраль 1998 года). Сейчас первый редактор этой газеты Борис Плохотенко готовит большую книгу к 30-летию выхода этой газеты. Собирает фотоснимки, воспоминания   журналистов. Должна получиться очень неплохая книга, так как Борис Александрович  человек очень умный, ответственный великолепный профессионал своего дела.

Газета "Саратов" мне запомнилась особо, дружбой с майором милиции Игорем Лыковым и  серией статей, как бы сейчас сказали, разоблачительного характера. Они были об агентурной работе в милиции . Такого в России еще никто не писал. Да,  было много статеек об агентах, стукачах. "Но вы всех переплюнули Сергей Юрьевич"- сказал мне московский полковник, приехавший в Саратов специально вместе с другим полковником,  чтобы поговорить  со мной по душам, и выпытать, кто же мне показал совершенно секретный приказ № 0015 МВД СССР об агентурной работе. Я конечно,  ничего им не сказал, на что они тогда бросили такую фразу : "Мало ли что может произойти? Пойдете по улице вы,  или ваша жена, и вдруг... под машину попадете". Беседа проходила в кабинете редакции, гости из Москвы были в штатском.

"Агентурная работа как средство уничтожения личности"- так называлась серия статьей на эту тему и они были  построены на "расшифровке" совершенно секретного приказа МВД СССР  № 0015 об агентурной работе в органах МВД. Майор милиции Игорь Лыков,  раскрыл мне все тайны агентурной работы, показал этот приказ у себя в кабинете ЛОВД Саратов ( возле Затона) и позволил сделать выписки из него. Игорь был убит в упор выстрелом из пистолета в собственной квартире на Бахметьевской, и умер на полу на кухне прямо на глазах своих детей. Убийство до сих пор не раскрыто. Игорь Владимирович Лыков был удивительный человек: самый настоящий сыщик от Бога. Он боролся в том числе, и за чистоту рядов в милиции и был ярым противником   той системы агентурной работы, какая была в то время, когда агентов вербовали на грубом компромате, фактически, покрывая преступления. Игоря и меня   много раз "таскали" на допросы в местный "серый дом" и пытались обвинить нас в разглашении государственной тайны. Были обыски в квартире, была слежка, были откровенные угрозы. Словом, скучно ни мне, ни ему не было. В день гибели, за два часа до выстрела,  он прислал сообщение мне на пейджер: "Заходи, есть интересная тема". Я не пошел, подумал- успею,  зайду завтра.

По большому счету , никакого разглашения государственной тайны со стороны Игоря Владимировича не было, была попытка борьбы за чистоту рядов в милиции со стороны Игоря Лыкова: его усилиями например, было разоблачено несколько сотрудников из бюро криминального поиска УВД, ( 7-ой отдел, милицейская разведка) занимавшихся распространением оружия. Об этом тоже была статья в "Саратове", и интервью с майором Игорем Лыковым.

После "Саратова" в моей биографии были "Саратовские вести". Это был самый большой и плодотворный этап практической школы журналистики, за что я благодарен редактору Сергею Евгеньевичу Гришину, проявившему себя на этой должности в качестве прекрасного организатора и менеджера.    Работая в "Саратовских вестях", я без преувеличения,  объездил всю Саратовскую область с командировками и  узнал, увидел, как живут люди в городах и селах.   Писал на различные темы и в различных жанрах : начиная от репортажа из Петровского района о племенном стаде быков в совхозе "Штурм" и зарисовке о сапожнике из Ершова, и кончая репортажем об учениях в Шиханах, и серией статей об уничтожении химического оружия. В тот же период времени я был еще и членом областного Попечительского Совета: объездил все   ИТК и тюрьмы области вместе с купцом Виктором Яковлевичем Кайновым, который оказывал ощутимую  гуманитарную помощь заключенным в то голодное и трудное для страны время: чай, сигареты, мука, макаронные изделия.

После работы в "Саратовских вестях" начинается   совсем иная моя творческая жизнь, которая дала возможность почувствовать прелесть    независимой журналистики. Правда, со временем пришло понимание: независимость это призрак и миф.   Так или иначе,   приходится быть зависимым от кого-то, или от чего-то. И это относится не только к журналистике, а и ко всем сферам человеческой деятельности. Актер может включить все ресурсы своего мастерства, но от основной канвы сценария отойти не может. Токарь может оптимизировать свою работу на станке, но выточить деталь обязан точно по чертежу.

После "Саратовских вестей" был в моей творческой биографии новый интересный поворот: в январе 1998 года меня пригласили редактором газеты "Московский Комсомолец" в Саратове".

Дело было новое, интересное. Учредителями и организаторами газеты стали молодые, талантливые и трудолюбивые ребята : Татьяна Никонова и Петр Фартуков.   Они- финансисты и организаторы производственного процесса, а я - творческая часть и главный редактор.   "МК" в Саратове" мы создавали с нуля и для Саратова это была новая, неизвестная газета.    За год работы в качестве редактора "МК" в Саратове" удалось нарастить тираж газеты с 3 тысяч до 15 тысяч. Но после одной из моих статей "Губерния строгого режима", где я раскритиковал политику Аяцкова,   отношения с учредителями стали ухудшаться, и мне пришлось уйти. Были еще веские причины, о которых теперь лучше не вспоминать, и они были связаны с моими творческими амбициями. А их, как со временем я тоже понял, надо держать при себе и отделять одно от другого: учредитель имеет полное право определять политику издания. Тогда я этого не понимал, поэтому пришлось уйти, как говорится, хлопнув дверью. Теперь, когда я уже 18 лет "три в одном"- и учредитель, и издатель, и редактор,  я могу сам для себя определять политику издания.

Уволившись из "МК",  я и журналист Денис Есипов ( он работал со мной в "МК", а сейчас живет и работает в Москве), съездили в столицу, в редакцию "Новой газеты", и там с  руководством нам удалось договориться об издании саратовского варианта "Новой газеты".

"Новая газета" в полном объеме печаталась в Саратове, с добавлением четырех, иногда больше, страниц на саратовскую тематику. Так, постепенно, на базе "Новой газеты" в Саратове", главным редактором которой я стал, создавался и прообраз будущего медиа-холдинга, объединившего в себе редакцию газеты "Репортер", альманаха "Саратовский криминал" и "Новой газеты в "Саратове". А на период выборной компании в Госдуму издавались еще газеты "Новый репортер"( редактор Петр Красильников) и газета "Хулиган"( редактор Денис Есипов).

Все эти газеты издавались специально созданным для этой цели ООО "Волга Пресс", а нашим меценатом и хорошим товарищем, единомышленником стал бизнесмен Виктор Иванович Тюхтин, который очень хорошо понимал что такое профессия журналиста, и что СМИ нуждаются в деятельной поддержке и развитии. Три года я был главным редактором газеты "Репортер" и  ежемесячного альманаха "Саратовский криминал"( февраль 1999 года октябрь 2002 года). Время было интересное, и насыщенное важными и большими политическими событиями в области, и мы старались писать о них объективно интересно, свободно излагая свои мысли. Но  всегда приходит время, когда надо уходить и так случилось у меня с "Репортером". И я ушел по собственному желанию - исчерпав запас творческих сил, вдохновения, да и просто устав от ежедневной редакторской суеты, где еще надо было как-то руководить творческим коллективом ( а руководитель из меня вообще, прямо скажем- никакой) .

Учредив "Саратовский репортер" в 2002 году, я некоторое время ( с июля 2003 года по май 2005 года) питая еще какие-то иллюзии, что  Саратовской области нужна серьезная журналистика, официально работал собственным корреспондентом по Саратовской области правительственной газеты "Российская газета". В этот период было написано много серьезных статей, репортажей, но только одна запомнилась,  и называлась она "Охота на прокурора"- о том, как в Саратовской области обострилось противостояние между губернатором Дмитрием Аяцковым и прокурором области Анатолием Бондаром. Разумеется,  я был на стороне последнего, с которым  был еще и лично знаком...

( продолжение следует)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх