Menu
Главный редактор газеты "Саратовский репортёр" Сергей Михайлов. Телефон: +7-929-77-688-77. Почта: rsar@bk.ru

РЕПОРТАЖИ ИЗ ПРОШЛОГО

РЕПОРТАЖИ ИЗ ПРОШЛОГО

Так получилось, что для меня именно Саратов, стал тем городом, где я начал свою карьеру, как журналист, хотя закончил МГУ, и в Москве было много возможностей остаться работать еще в середине 80-х годов.

 

   В 1986 году перед входом в нынешнее издательство "Слово", а тогда оно называлось "Коммунист", висело всего две таблички: "Заря молодежи" и "Коммунист". Так назывались две самые главные и единственные газеты в Саратовской области – одна была для молодых людей, то есть для комсомольцев, другая для тех, кому уже за тридцать - для коммунистов и пенсионеров.

     Газета "Заря молодежи" была органом Обкома ВЛКСМ, газета "Коммунист" органом Обкома КПСС. Ни шагу влево, ни шагу вправо.

 

                           За что освистали писателя Бондарева?

   В "Заре Молодежи" я начал работать с осени 1986 года, в конце 1987 года меня взяли в штат, и это было большой честью в то время. Чувствуете разницу - надо было проработать как минимум год, и только потом тебя брали в штат, да и то, если освобождалась лишняя ставка. А теперь в штат принимают, едва человек перешагнул порог редакции.     В конце восьмидесятых на страницах газет почти не было политики. Даже отдела такого, отдел "политики" не было.     В "Заре молодежи" был отдел пропаганды. Пропаганда была, политики - нет.

     В Саратове в марте 1989 года побывал писатель Юрий Бондарев. Я встречался с ним во время его выступления перед избирателями. Прославленного в советское время писателя, уже на излете советской эпохи, особо "демократически" настроенные господа, уже ни во что не ставили. А ведь тогда, выступая перед студентами Саратовского пединститута, кандидат в депутаты СССР писатель Юрий Бондарев говорил вещи очень правильные. А публика почти откровенно над ним издевалась и насмехалась. Например, помню довольно-таки ехидный и провокационный вопрос, который задал студент исторического факультета СГУ:

     -На партийной конференции в своем выступлении вы сравнили перестройку с самолетом, который взлетел, но не знает, куда приземлиться. Не считаете ли вы, что в «самолете» начинается паника, пора запастись "парашютами"?

   -Мы достигнем цели только тогда, когда придем к согласию. Как мы можем через плюрализм прийти к нему? Во всех катаклизмах, которые случались с нашей страной, нас спасало только согласие.

     Что было неверного в тех словах? Теперь даже праздник есть с таким названием - "День примирения и согласия". Однако тогда, демократически настроенный зал, и не думал слышать ни о каком согласии и шумел.

     И писателя освистали. Ну, а мне, запретили писать вообще о той встрече.     Сказали: "Это не в духе времени".

               Митинг у памятника первому демократу

   В декабре 1989 года в Саратове была попытка организации митинга возле памятника Чернышевскому активистами саратовского отделения "Демократического союза". Работая  корреспондентом газеты "Труд" я получил редакционное задание написать об этом событии. Задание закончилось… задержанием и препровождением в Волжский РОВД, где меня потом лично "обрабатывал" начальник городской милиции Александр Косыгин.

     О том, что планируется митинг, власти знали. Ворота в центральный парк города Липки были заперты. Возле Липок стоял спецавтомобиль с решетками на лобовом стекле, внутри сидели бойцы в касках. Явно не случайно, чтобы не собиралась толпа, возле памятника первому демократу России Чернышевскому разобрали плиты, пригнали технику и заполнили площадь рабочими строителям.

     Улица Радищева была перекрыта милицией. Два активиста попытались прорваться сквозь оцепление к площади, но их грубо остановили. Одного из них - Андрея Деревянкина, когда он с плакатом на груди бежал к памятнику Чернышевскому. Его сбили дверцей легковой машины, "случайно". Пробегал мимо. Открыли, и ударили так, что упал. Его и еще одного демократа скрутили, и затолкали в воронок.

     Меня тоже бдительные милиционеры вычислили в толпе и попросили пройти, хотя ни блокнота, ни фотоаппарата, ни диктофона в руках не было. Сам Александр Косыгин, главный милицейский начальник города читал мне лекцию, что мол, "журналисту надо было спросить разрешения на присутствие на этом мероприятии", что "журналисты начинают проявлять самостоятельность".

     Были слова и похлеще. "Пока я в городе начальник милиции, ни одного фашиста здесь не будет"- горячился Александр Михайлович. Потом, спустя несколько лет, мы с ним мирно встречались даже у него на квартире, когда его незаслуженно попросили из органов, и я встал, на его сторону, и как мог в своих публикациях защищал его. Это было в 1995 году. Его уволили с поста руководителя УВД города в августе 1993 года.

     Сам Косыгин главную причину своего увольнения видел в том, что он активизировал борьбу с организованной преступностью. Непосредственным поводом для увольнения послужил конфликт бывшего руководства мэрии с руководителем УВД Саратовской области.

     Косыгин осмелел до того, что на расширенном заседании коллегии УВД области взялся за критику начальника УВД области Булгакова, а критиковал он в первую очередь, отношение к кадрам - за полтора года было уволено из аппарата УВД около 50 руководителей профессионалов. Почти два года понадобилось Косыгину, чтобы добиться справедливого восстановления в должности начальника УВД города через суд. И добился.

     Ну а тогда, в 1989 году, я был очень зол на Косыгина, и по поводу того конфликта вышла даже публикация в "Труде": "Пройдемте, вы задержаны"… Это была первое мое столкновение с официальной властью. И далеко не последнее.

 

               Подполковник КГБ и автономия немцев Поволжья

     Коммунистически режим сдавал позиции. Первыми его могильщиками стали журналисты и независимая пресса. Она появилась в Саратове в 1990 году. Не покидая "Зари Молодежи" я стал, не особо, это афишируя, работать в "Саратовском листке" с мая 1990 года.

     Время интересное. Яйца, сахар, а самое главное, водка, вино и сигареты по талонам. Помните?     Газета "Саратовский Листок" выходила до революции.   И вот, группа молодых людей, посчитав, что они ничем не хуже тех, дореволюционных журналистов, и, тем более, что начиналось веяние возрождать все несправедливо забытое к жизни, возобновили выпуск газеты "Саратовский Листок".

     Первый номер газеты вышел в мае 1990 года, тиражом 20 тысяч экземпляров.     Одна из тем, которой мы постоянно посвящали свои материалы, теперь уже, наверное, мало кто и вспомнит - проблема воссоздания Немецкой АССР на территории Саратовской области. Скажи тогда кому-нибудь, что СССР развалят демократы правители! Какое там "воссоздание" автономии!

     Самым ярым противникам автономии был   Иван Петрович Кузнецов, директор местного главка по строительству объектов мелиорации. Он стал одним из главных героев наших критических публикаций.      Тогда журналисты издевались, в буквальном смысле слова, над ним. Теперь, спустя много  лет, понятно, что этот умудренный жизнью человек говорил тогда вещи вполне трезвые и здравые. Напротив, демократическая пресса, упиваясь свободой (и мы в том числе), призвали к "перестройке" и к борьбе с такими вот кузнецовыми.

   Известный московский журналист из "Литературной газеты" Игорь Гамаюнов написал статью "Комендант "Брестских крепостей" в августе 1990 года. Статья была перепечатана в нашей газете, и мы считали себя после этого, ну очень жутко смелыми.

   В той статье журналист, например, цитировал выступление Кузнецова на совещании с руководителями в конференц-зале мелиоративного ведомства:

     "Кузнецов: "Я скажу, кто, такой Ельцин: авантюрист и бонапартист! А Попов и Станкевич… Дней через 10-12, или через месяц, узнаете, кто они… Дело в Москве раскрыто на 20 миллионов взяток! В них завязаны Попов, Станкевич и им подобные. Так что ликовать не надо - и тот настрой, который есть в нашем аппарате, надо ломать. Горбачев потом встретился с первыми секретарями. Ну, тут первые секретари как врезали ему".

   Не без явного смакования, журналист процитировал в статье фрагменты из своего разговора с Кузнецовым, (о них чуть ниже), а завершил свою статью выводом: "А может, быть, Кузнецову и его соратникам нужен взрыв? Чтобы угробить реформы?…Да неужели сейчас, когда решается судьба страны, а значит, быть или не быть таким, как он у руля, пожалеет Кузнецов землю и людей, на них живущих?"      Так прокомментировал журналист то, что сказал ему тогда в разговоре Кузнецов. А что крамольного и плохого было сказано?

"Как вы относитесь к переходу на рыночную систему?" Это был вопрос журналиста. Кузнецов ответил: " Не готовы мы"." А к фермерству?".  "Неперспективно это".

     Не без усилий подполковника и сотрудника центрального аппарата КГБ СССР, работавшего тогда в Управлении по защите советского конституционного строя, стало известно, кто же на самом деле являлся основным противником воссоздания немецкой автономии в Поволжье. Да, этот   был на самом деле, Кузнецов. И он не скрывал этого.      Об этом Кичихин написал в статье "Анатомия шовинизма" в немецкой газете "Нойес Лебен". Почему действующий сотрудник центрального аппарата КГБ СССР опубликовал статью в немецкой газете?     На редактора, кстати, оказывалось активнейшее давление руководящими сотрудниками центрального аппарата КГБ, чтобы статья не вышла в свет. А вот 12 редакторов центральных советских газет и особо обрабатывать не потребовалось - они отказывались печатать статью подполковника.

   Я встречался с Кичихиным в Москве осенью 1990 года, и он мне рассказывал, что приезжал в Саратовскую область с десятидневной командировкой. Побывал в Марксе, в Красноармейске, встречался с людьми. После окончания командировки он написал подробный рапорт руководству на имя председателя КГБ.

     В рапорте Кичихин предлагал, изложив обстановку в Саратовской области, провести официальное расследование на уровне прокуратуры СССР фактов нарушения законодательства о национальном равноправии. Вопрос стоял тогда очень серьезно- партийный аппарат противодействовал всеми своими силами воссозданию автономии, и дело дошло даже до откровенного неприятия немцев русским населением.

     Были случаи, когда немцем отказывали в приеме на работу на руководящие должности, были случаи прямых угроз. К рапорту Кичихин приобщил видеокассету, где группа молодых людей на антинемецком митинге в Красноармейске выкрикивала в адрес немцев: " Мы вас будем резать, мы вас будем убивать".

     Рапорт чекиста был направлен в ЦК КПСС, да там и застрял. Глухое молчание как руководства КГБ по этой проблеме, так ЦК КПССС, вынудило Кичихина пойти на крайний тогда шаг- опубликовать статью. Когда и это не помогло, он вышел на Красную площадь, и там организовал пикет. Так и простоял там весь свой очередной отпуск.

(Продолжение в следующих выпусках)

             

HEADER  

0 #2
Андрей Деревянкин 05 Июнь 2019
Отличное описание митинга у памятника Чернышевскому в декабре 1989-го. :-) Другой активист, Дем. Союза пытавшийся прорваться на площадь - Дмитрий Красовский.
Сцена в Волжском РОВД, где я впервые увидел Сергея Михайлова, задержанного корреспондента, очень интеллигентного , красивого (да!), высокого, передо мной во всех деталях, как будто вчера всё это было, а не 30 лет назад.
Казалось - вот грядёт она, долгожданная Свобода для Великой России, восходит "звезда пленительного счастья". Но, увы, оказывается, пока История в России идёт не по восходящей спирали, а по кругу.
+1 #1
Sergey 20 Март 2019
Уважаем и ценим Главного Редактора Главной губернской газеты!!! :-)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх