Menu
Главный редактор газеты "Саратовский репортёр" Сергей Михайлов. Телефон: +7-929-77-688-77. Почта: rsar@bk.ru

"ГОЛУБОЙ ВОРИШКА" АЛЬХЕН ИЗ СТАРОСОБЕСА И ДИРЕКТОР  СЕРЕБРЯКОВ  ИЗ ОРЛОВСКОГО ДЕТДОМА

"ГОЛУБОЙ ВОРИШКА" АЛЬХЕН ИЗ СТАРОСОБЕСА И ДИРЕКТОР  СЕРЕБРЯКОВ  ИЗ ОРЛОВСКОГО ДЕТДОМА

Не уверены, что директор ГБУ Саратовской области "Орловский детский дом-интернат для умственно отсталых детей" совсем уж похож на героя романа "Двенадцать стульев" Альхена - "голубого воришку", но что-то общее в характере героя романа и директора детдома увидят те, кто знает Алексея Викторовича Серебрякова:

 

"Завхоз 2-го дома Старсобеса был застенчивый ворюга. Все существо его протестовало против краж, но не красть он не мог. Он крал, и ему было стыдно. Крал он постоянно, постоянно стыдился, и поэтому его хорошо бритые щечки всегда горели румянцем смущения, стыдливости, застенчивости и конфуза. Завхоза звали Александром Яковлевичем, а жену его - Александрой Яковлевной. Он называл ее Сашхен, она звала его Альхен. Свет не видывал еще такого голубого воришки, как Александр Яковлевич".

Нет, Алексей Викторович Серебряков не ворует застенчиво и стыдясь, как герой романа, тем более, он не понаслышке знает, что бывает с теми, кто нечист на руку: Алексей Викторович некоторое время работал в ИТК, что находится в Энгельсе.

Однако, можно жить богато и даже отдыхать регулярно за границей у теплого моря, и Алексей Викторович знает как это делать. Работники дома-интерната подметили: как только заканчивается какой-то очередной крупный ремонт, у Алексея Викторовича появляется новый личный автомобиль.

Вот и теперь, у него появился новенький белого цвета кроссовер Хундай Санте Фе, стоит который, как известно, около трех миллионов рублей. Свою новую машину Алексей Викторович любит, и когда приезжает на работу из Маркса в Орловский дом-интернат ( он находится в 12 километрах от Маркса), то непременно ставит своего белого красавца прямо у входа в интернат. Ну, наверное, чтобы все видели и радовались за Алексея Викторовича, в том числе, и дети инвалиды.

Поэтому, если герой романа "голубой воришка" стыдливо крал, то Алексей Викторович этим не занимается. Алексей Викторович просто умеет жить и работать так, что на свою скромную зарплату директора в районе 50 тысяч рублей он может позволить себе и заграницу съездить, и машину новую купить, да и еще кое-чего...

Вот, совсем недавно, когда в доме-интернате проводили опресовку перед отопительным сезоном, Алексей Викторович отдыхал на заокеанских берегах. Опресовку, мероприятие ответственное, провели без него успешно, все в порядке и в доме-интернате теперь тепло. А если бы вдруг, что-то пошло не так? Наверное, можно было бы свалить все на своего заместителя по хозяйственной части, не зря же именно в эти дни директор уехал отдыхать. Ну, это так, к слову- для характеристики, так сказать, общего портрета ответственного директора Серебрякова, коим он себя, безусловно, в собственных глазах вне всякого сомнения, видит.

И все же, в чем секрет материального благополучия директора Алексея Викторовича Серебрякова? Может быть, в каких-то особых его моральных принципах и жизненных устоях? Может быть, у Алексея Викторовича в этом плане есть свои особенные "материальные скрепы"?

Вот например. Кто-то считает, что если что-то присвоить из государственного имущества лично для себя, то это обязательно будет считаться по закону кражей государственного имущества. Но полагаем, директор дома-интерната Серебряков так совсем не считает. В этом, думаем, и есть главный секрет его личного благосостояния.

Ну вот, скажем. Был в доме-интернате в 2015 году большой ремонт отопительной системы - меняли трубы отопления. Срезали 200 старых регистров и трубы отопления. Всего получилось около пяти тонн металлолома. Куда его дел директор Серебряков? Отчитался перед министерством социального развития Саратовской области за имущество, хоть и старое, которое стояло на балансе дома дома-интерната? Не думаем, что директор Серебряков стал утруждать себя такой формальной рутиной, тем более, он рачительный хозяин, когда дело касается его личных интересов. По нашим сведениям эти трубы и регистры были сданы в пункт приема металлолома в Марксе. Куда и кому пошли деньги? Детям инвалидам на конфеты или фрукты?

Тоже самое происходило, когда ремонтировали теплотрассы. Не уверены, что в министерстве социального развития есть в архиве где-то документы об официальном списании и этих труб.

Каждый капитальный ремонт в доме интернате для директора Серебрякова, это как праздник! Столько может открыться новых возможностей и вариантов, тем более, что "дармовая" сила всегда под его рукой. Это часть мужского персонала дома-интерната, силами которых всегда и проводились технические работы по капитальным работам. При этом, за эту дополнительную работу рабочие не получали ни рубля. А что получал от заказчика сам Алексей Викторович за проделанную работу? "Спасибо"? Полагаем, что не одно только "спасибо".

Директор Серебряков говорит, что в министерстве у него "есть свой человек". Возможно, есть такой человек на самом деле. Свой всегда "прикроет", если что. Вот, например, бывшего директора дома-интерната Стародубцева уволили за то, что с работников дома-интерната он собирал деньги, за то, что их возили на работу в Орловское из Маркса. А все потому - что не было "своего человечка" в министерстве.

Значит, действительно, "есть свой человек" в министерстве у Алексея Викторовича? Не думаем, что этот человек сама и.о. министра Бузилова.

Но вот если бы, Ирина Борисовна узнала, что за питание с работников интерната собирают наличные деньги, как бы она квалифицировала данный факт? На какие цели расходует полученные наличные средства директор Серебряков? На улучшение материально-технического состояния интерната, или присваивает себе? Полагаем, что лучше всего ответы на эти вопросы знает падчерица Алексея Викторовича, которая работает в бухгалтерии и которая как раз и принимает деньги от сотрудников за питание.

Действительно, работники дома-интерната, а их, если верить информации сайта этого ГБУ 160 человек, регулярно сдают деньги в бухгалтерию за питание. Из какой статьи расходов идет питание сотрудников, если через аукционы происходит покупка продуктов питания для детей ГБУ "Орловский дом-интернат" исходя из потребности строго по числу детей? Есть определенное количество продуктов питания, исходя из которого потом составляется общее меню на всех детей инвалидов, а их сейчас тут 90 человек. Или, в этом интернате своя калькуляция и свои особые расчеты?

Для кого, например, покупается сейчас, как можно посмотреть на сайте госзакупок творог и столько много? Объем 470 килограммов, цена за килограмм 212 рублей, а общая стоимость 99 790 рублей? Почти полтонны творога не многовато ли для 90 детей? Такое количество творога еще надо постараться съесть, учитывая сроки его хранения.

Но, похоже, что у самого Алексея Викторовича с аппетитом все хорошо, и лишнего ничего не остается. Правда, мы не увидели ни его фамилии, ни его имени и отчества на сайте госзакупок. Тогда, какими продуктами регулярно загружают багажник его автомобиля сотрудники интерната? Дары осени?

Однако, директора Серебрякова как -то язык не повернется обвинить в том, что он не относится бережно к бюджетным деньгам. Бережет, и еще как бережет, словно бы это его личные деньги. Например, директор Серебряков умеет добиваться ежегодной экономии заработного фонда, и делает это, только ему одному видимо, известными путями. А в конце года выписываются некоторым сотрудникам премии. При этом, Алексей Викторович и себя не обижает, и сотрудников, которые наверное врут, что например, выписывая премию в 20 тысяч рублей, директор 15 тысяч требует отдать ему, а 5 тысяч- сотруднику за примерное поведение и детям на конфеты.

Наверное, секрет личного благосостояния Алексея Викторовича заключается и в том, что к деньгам он относится, как мы полагаем, легко: есть деньги, хорошо, нет денег, тоже хорошо, потому что завтра они обязательно появятся! Бюджет-то резиновый! Что-то ведь всегда надо ремонтировать в доме-интернате, что-то закупать, что-то менять...

Ну, если не полтонны творога купить, то например, такую удивительную штуку, как "трап спасательный пожарный", который сегодня значится объектом покупки на сайте госзакупок для ГБУ Саратовской области "Орловский детский дом-интернат".

Их детдому-интернату надо целых две 2 штуки, цена каждого 498 тысячи, а общая сумма за два - 966 666.66. Обратили внимание, сколько тут шестерок? Да, такой он, Алексей Викторович- не барыга какой-нибудь, а рачительный хозяин, который знает как обращаться грамотно с бюджетными деньгами.

Трудно судить, пусть это скажут специалисты, когда прочитают статью, но зачем учреждению "трап пожарный спасательный" за почти полмиллиона рублей, тогда как, такого же качества и такого же функционального назначения с помощью которого можно спасать инвалидов и лежачих больных, есть "трапы пожарные спасательные" почти в три раза дешевле? "Трап пожарный спасательный самоспас" стоит 495 тысячи для зданий в 4 этажа, а директор детдома хочет купить такой же, для двухэтажного здания за 498 тысяч. Чем хуже тоже изготовленный по ГОСТу "спасательный трап ТСП "Выход"? Такая модель трапа стоит 200 тысяч для зданий второго этажа. В два с половиной раза дешевле, чем на сайте госзакупок для интерната. Но почему выбор пал на самый дорогой вариант трапа?

Ответ знает, наверное, директор Серебряков. Лучше, видимо, покупать то, что дороже стоит. Но лучше для кого? Для бюджета? Для интерната? Для детей инвалидов? Или, лучше для самого директора Серебрякова? А если "лучше", то чем именно "лучше"?

Несколько лет уже находится в должности директора этого ГБУ Серебряков. Годы, усердного освоения бюджетных средств и проведения капитальных ремонтов, как видим, зря для Серебрякова не прошли: хорошее и регулярно питание, ежегодные премии, которые удается получать за счет "экономии" и за счет самих "премируемых", поездки на отдых за границу, новая машина.

В чем же секрет успешности этого директора? Может быть, знает "свой человек" в министерстве социального развития, о котором нет-нет , да и упоминает на всякий случай, для себя видимо, Алексей Викторович Серебряков? Или секрет благосостояния директора с относительно невысокой зарплатой в чем-то еще другом, чего не знают ни сами сотрудники детдома, ни дети, ни даже само министерство социального развития?

Этот вопрос адресуем в прокуратуру Саратовской области, куда и направляем сегодня редакционный запрос на имя прокурора С.В. Филипенко.

(продолжение темы следует)

HEADER  

+5 #6
Гость 12 Октябрь 2018
Слыш Жан псалим ! К тебе смотрю ЖАБА каждую ночь все больше и больше приходит...
+4 #5
мама люба 12 Октябрь 2018
Цитирую красава 1:
Интересно сколько стоит заказать такую грязь, чтобы так обосрать человека?

да этот человек сам обосрался, раз такое про него пишут!!!;жаднос ть фраера сгубила!
+2 #4
Красава 11 Октябрь 2018
Сейчас наверное засуетились,под чищают,перешива ют,переписывают ,проводят "беседы"с подчинёнными,а как же ещё? Рыльце то в пуху ;-)
+3 #3
Красава 11 Октябрь 2018
Надо провести проверку КРУ за последние 5 лет! Вот сразу все ясно будет! Хотя и так все понятно!!!
+2 #2
артём 07 Октябрь 2018
Тот самый телеграмм канал @prosaratov
-12 #1
жан салим ака 06 Октябрь 2018
голубой репортеришка моргендовид из засранска и его кэш-гонорары мимо налоговой кассы... :lol: :-) ;-) :-* :P

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх