Menu
Главный редактор газеты "Саратовский репортёр" Сергей Михайлов. Телефон: +7-929-77-688-77. Почта: rsar@bk.ru

Уголовное дело по анонимке: свидетели офицеры врут и изворачиваются

Уголовное дело по анонимке: свидетели офицеры врут и изворачиваются

В статье "Дело полковника Горбунова: свидетели давали показания под диктовку следователя Сарабеева" мы рассказали подробно о том, как два свидетеля стороны обвинения солдаты Воронков А.Е. и Янбулатов Р.Р. во время допроса в суде постоянно путались в показаниях, и более того - выяснилось, что они дали абсолютно одинаковые, слово в слово показания, что отражено было в протоколах допросов.

 

В предыдущей статье   редакция "Саратовского репортера" задавала вопросы: "Кто и зачем в отношении полковника Виктора Горбунова сфабриковал   абсолютно нелепое уголовное дело, которое сегодня рассматривается на полном серьезе в гарнизонном военном суде судьей С.С. Ковалевым? Почему по анонимному заявлению (!!!), без внимательной и доскональной предварительной проверки и при отсутствии объективных оснований, было возбуждено это во всех отношениях бездоказательное   уголовное дело?".

Мы ждем ответы на эти и другие вопросы из Главной военной прокуратуры, куда отправили редакционный запрос.

В этом деле есть, как это и полагается, потерпевшая сторона,  и   это - военный комиссариат Саратовской области! Ох, и "потерпел" же он от правдоруба полковника Горбунова! А сколько еще предстоит "потерпеть"! То есть, потерпевшей признана та структура,  которая должна была и обязана была (!) в лице областного военкома А.Н. Кузнецова (!!!) немедленно отреагировать на неоднократные заявления полковника Горбунова о фактах коррупционного характера. Но вместо этого, появилось уголовное дело по надуманным основаниям и (!!!) по анонимному заявлению! Якобы, Горбунов незаконно получил удостоверение ветерана военных действий. И закрутилась машина по уничтожению человека!

Представитель "потерпевшего" удивил в суде не меньше, чем   путающие показания свидетели.  Начальник отдела социального и пенсионного обеспечения   А.О. Капелин на вопрос в суде гособвинителя Ключикова, известно ли представителю потерпевшего, в чем обвиняют   полковника запаса Горбунова,  ответом огорошил: " Знаком отчасти...". Что же следует из такого ответа?  Полковника запаса Горбунова обвиняют  в том, чего он не мог совершить и не совершал,  а "потерпевший" знаком  с делом "отчасти", и это для него  не главное. А главное для потерпевшего - не разобраться в деле, а получить результат -  осудить невиновного!

Полковника Горбунова обвиняют в том, что он мошенник, что получил незаконно удостоверение ветерана военных действий,  чем и "нанес государству значительный ущерб", о чем и сказал в суде представитель потерпевшего:

"Считаю, что причинен значительный ущерб государству, и поэтому настаиваю на привлечении Горбунова к уголовной ответственности и примирения не возможно". Горбунов отдал служению Отечеству 34, 5 года, а теперь- "нанес значительный ущерб государству"!!!

Следующие ответы "потерпевшего" с одной стороны, "убивают"  даже не звенящей глупостью их содержания, а ясно показывают,    какие недалекие "спецы" работают в областном комиссариате и как они относятся к делу, которое им поручено исполнять. Приведем фрагмент диалога полковника запаса Горбунова и представителя потерпевшего Капелина. Тут без комментариев!

Горбунов: "Из каких соображений Вы считаете, что я воспользовался подложным удостоверением?". А теперь, как в  известной игре на известном телеканале: "Внимание, ответ!" Ответ потерпевшего: " Из материалов уголовного дела!"(!!!).

И все? Другими источниками информации представитель потерпевшего не мог располагать? Разве потерпевший  не работник военкомата, и он черпает информацию  только от следователя Сарабеева? Потерпевший  разве ничего не знает о процедуре и порядке выдачи подобных удостоверений, не знает, как ведется учет, и как  отображается информация о выдаче таких удостоверений в журналах, иных документах? Если не знает, то разве следователь Сарабеев  это единственный источник информации в данном случае,  и вся  исчерпывающая информация находится только у всезнающего следователя Сарабеева?

Поэтому, вполне логично прозвучал вопрос в суде полковника запаса Горбунова, который "своими действиями нанес значительный ущерб государству":

"Вы убеждались в этом? Могли в военкомате найти документы?" Ответ потерпевшего : "Следователь Сарабеев,  как видно из уголовного дела, отразил, что удостоверение выдано незаконно... считаю, что этого достаточно".

Ну, конечно! Как следователь Сарабеев скажет, так тому и быть! А  сотрудник военкомата, вообще,  ни при чем, не знает что происходит  внутри него,    ничего не понимает, кто и когда, кому и на каких основаниях и какие удостоверения выдавались! Все вопросы- к следователю Сарабееву! Вот такое уголовное дело рассматривает сегодня военный гарнизонный суд-  просто обхохочешься!

А теперь о том, какие показания давали в суде еще два "серьезных"  свидетеля со стороны обвинения -  Моисейченко, бывший  начальник мобилизационного отдела Балашовского военкомата и нынешний его врио,  и бывший начальник штаба войсковой части 21617 Евдокимов.

                         Свидетель  А.Ф.  Евдокимов

" Как уж на сковородке"- это про него. Менял неоднократно показания- и в суде, и на следствии. А.Ф. Евдокимов в период рассматриваемых судом событий служил начальником штаба воинской части 21617. По своему статусу, казалось бы, это должен был бы быть  серьезный и авторитетный свидетель, кадровый офицер,  не  то, что обычные солдаты Воронков и Янбулатов, которые путались в показаниях и давали их  явно, под диктовку следователя.

Но какие показания дал этот "авторитетный" свидетель? Оказалось, что у него очень "плохая память"! Евдокимов пояснил суду,  что Горбунова ( командира воинской части 61964) положили в лазарет его, Евдокимова, части и он видел Горбунова лежащим на больничной койке.

Эти показания свидетеля Евдокимова противоречили показаниям, которые давал он на следствии. Объясняя расхождения в показаниях, Евдокимов пояснил в суде, что не читал протокола допроса и что следователь Сарабеев его не правильно понял. Подобная позиция явно не понравилось прокурору Ключикову, который поддерживает гособвинение- ведь в этом случае    ломалась концепция обвинения.

Что произошло дальше? На следующем судебном заседании разыгрывается второй сценарий и свидетель Евдокимов пояснил суду, что его предыдущие показания были неверными, и он теперь подтверждает, что были верными те показания, которые он дал следователю Сарабееву, который его "не правильно понял", как ранее говорил Евдокимов.

Почему Евдокимов подтвердил показания, данные им на следствии? Предполагаем, что и прокурор и следователь приняли все "необходимые меры", чтобы его показания, данные в суде он же сам, и опровергнул. Возможно, это связано и  с тем, что Евдокимов сегодня военный пенсионер и работает в военном госпитале,  а проблем на работе не хочется, тем более ее потерять. Вероятно, есть люди, которые могут такие проблемы устроить.

Не знаем, стыдно ли за такой поступок бывшему   кадровому офицеру Евдокимову, что он дожив, как говорится, до седых волос, не имеет своего мнения и что на него запросто можно было "надавить" и что он "сплясал" под "дудочку" военного прокурора. А вот боевого товарища, с которым был в Чечне - сдал.

                                 Свидетель Ю.А. Моисейченко

Моисейченко сегодня работает в должности временно исполняющего обязанности военного комиссара Балашовского военкомата. У него с Горбуновым во время совместной работы в военкомате, когда Горбунов был военкомом, сложились "особые" отношение, и поэтому,  Моисейченко не упустил возможности "отыграться" на суде и тоже дал , "особые" показания против Горбунова,  и при каждом удобном моменте и вопросе судьи, пытался отрицательно охарактеризовать Горбунова во время его службы в военкомате. Моисейченко, конечно, не забыл Горбунову, что им была уволена падчерица Моисейченко  за то, что прогуляла и не выходила 5 дней на работу.

В период с 1999 года и по 2008 год, когда Горбунов руководил военкоматом, то он   устраивал почему-то Моисейченко, а вот уже с 2016 года и по 2018 год, военком Горбунов ему  почему-то разонравился.

Не потому ли, что весной 2018 года Моисейченко, когда ему Горбунов указал на целый "букет" серьезнейших нарушений, и была реальная перспектива увольнения, он "внезапно заболел" на два месяца! А потом  "случайное" совпадение,   как раз  в день увольнения Горбунова 15.06.208 года,   когда  Моисейченко "вдруг" выздоравливает   и выходит на работу! Да не просто выходит, а с юристом областного военкомата Ю.Б Гречишкиным примчавшимся из Саратова в Балашов, они опечатали кабинет Горбунова и не пускали его туда, чтобы тот не мог забрать   документы и  различные бумаги.

Каких объективных показаний после всего этого, следовало ожидать в суде от Моисейченко в отношении Горбунова? Вот, к примеру, часть диалога между адвокатом и Моисейченко в суде. Адвокат: "Почему вы считаете Горбунова самоуверенным, и что он не считается с мнением коллектива?" Моисейченко: "Он заявлял, что нет такого как он, с большим опытом работы, грамотного военнослужащего...". Адвокат: " Он разве  не грамотный руководитель, почему вы считаете, что его мнение неправильно?". Моисейченко: " Был уволен 31 сотрудник, уволили всех по собственному желанию, но он, Горбунов, к этому людей подвел...". Хотя все знают  истинную причину  "массовых" увольнений- слишком маленькая зарплата,  и люди  уходили, найдя более высокооплачиваемую в Балашове работу.

Интересно, что прокурор Ключиков накануне судебного заседания 4 сентября, приезжал в Балашовский военкомат и   с 13-30 до 16-00 находился в кабинете Моисейченко. Мог ли Ключиков давать некие инструкции Моисейченко, как и что ему говорить на суде? Вполне, и полагаем, что именно за этим Ключиков и приезжал в Балашов.

И еще одна серьезная деталь. По указанию врио Моисейченко в коридоре военкомата Балашова вывешен плакат, из которого следует, что ...Горбунов уже осужден за мошенничество.   Может ли  при таком отношении к Горбунову  Моисейченко считаться  не заинтерсованным в исходе дела свидетелем? Могут ли его показания данные в суде расцениваться, как объективные  и соответствующие действительности? Почему прокурор и гособвинитель по делу Ключиков, находясь в военкомате Балашова,  не пресек фактически уголовно наказуемое деяние -  наличие плаката с оскорбительным содержанием, содержащим клеветнические сведения  и не соответствующие действительности? Тоже заинтерсован в  обвинительном исходе дела?

Какие нарушения допустил Моисейченко,  и за что хотел уволить военком Горбунов?

Вот что пишет Горбунов  в своем заявлении на имя Директора Федеральной Службы Безопасности   РФ генерала армии А.В. Бортникова:     

  " Моисейченко Ю.А. будучи начальником моб. отделения, не вел ни одну ведомость, ни один журнал... В статистическом отчете сданным в ОВК им было допущено 140 ошибок в 140 графах. Намеренно велся с ошибками журнал движения ресурсов, хотя я исправлял эти сведения, их оформляли опять с ошибками. Эти документы хранятся в секретной части. С 1.06.2018 г. не вел записи об учете бланков строгой отчетности форма 24. Журнал учета документа не велся с 1.06.2018г. Допускались различные нарушения с его стороны, чтоб раздергивать работу, создавать нервозную обстановку. По его ходатайству была принята на работу дочь его жены Курзанова Е.Ю., но когда я в августе 2017 г. был в отпуске, а он исполнял обязанности военного комиссара , она не выходила на работу в течении недели. Я пригласил ее для дачи объяснений, вместо объяснений она написала заявление об увольнении".

Но это не все еще нарушения, которые допустил Моисейченко в тот период, когда военкоматом руководил Горбунов. В официальных документах Горбунов отмечал и другие: учет техники отсутствовал, занятия с личным составом вообще не проводились, мер к запуску изделия по учету базы не принимались, архивы не оформлялись в соответствии с требованиями, отсутствовал сервер обслуживания, не выполнялись требования по контракту.

Разумеется, что когда пришла очередь Моисейченко давать показания на следствии и в суде, он как говорится, вспомнил все!   Могут ли его   показания, которые он давал на судебном заседании в отношении бывшего своего командира Горбунова признаны объективными?

Сегодня Моисейченко является  врио начальника военкомата. Как с таким "багажом" недостатков в работе на должности   начальника мобилизационного отделения, он может руководить целым военкоматом?

Но похоже, что такой руководитель устраивает областное руководство. Это вот Горбунов был поперек горло у областного начальства, потому что хотел навести порядок во вверенном ему военкомате и избавиться от коррупционеров и взяточников...

(Продолжение темы следует)

 

 

HEADER  

+5 #9
Гость 09 Октябрь 2018
Все это напоминает мультик! Приключения Вовки в тридевятом царстве ! Эх, вот как бы мне что то делать ,что бы ничего не делать...
+15 #8
!!!! 22 Сентябрь 2018
Соня Морозова герой дня, дань с армян собирала.
+15 #7
Не в тему 22 Сентябрь 2018
А кто слышал о захвате в заложники армянами балашовских активисток? Слухи по городу ходят. На днях енто было.
+15 #6
Гость 20 Сентябрь 2018
А че ,вон Романов и судья и фермер, и нормально! Сухомлинов младший так же!
+16 #5
Гость 20 Сентябрь 2018
А прокурорские пусть спросят у Евдокимова как он работал генеральным директором ОАО не будучи уволенным из радов ВС!
+16 #4
Это Я 20 Сентябрь 2018
Так одно дело Горбунов у обл военкома уже частично выиграл. Удачи ему и в этом деле! http://ballenta.ru/viktor-gorbunov-otsudil-u-regionalnogo-voenkoma-pochti-desjat-tysjach-rublej/
+16 #3
Это Я 20 Сентябрь 2018
"Вот скажи мне, американец, в чем сила? Разве в деньгах? Вот и брат говорит, что в деньгах. У тебя много денег и чего? Я вот думаю, что сила в правде. У кого правда, тот и сильней." - золотые слова Бодрова актуальны как никогда.
+16 #2
Гость 20 Сентябрь 2018
В чем сила американец? Я вот думаю ,что сила в правде! Кто прав тот сильнее.
А я думаю ,что военкоматы саратовские ждёт федеральная проверка, с оргвыводами ! В том числе и областной, что допустил столько грязи!
+20 #1
Ванечка 19 Сентябрь 2018
Обычная практика! Хорошо ,что не ксерокопия анонимки!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх