Menu
Главный редактор газеты "Саратовский репортёр" Сергей Михайлов. Телефон: +7-929-77-688-77. Почта: rsar@bk.ru

Дело полковника Горбунова: свидетели давали показания под диктовку следователя Сарабеева

Дело  полковника Горбунова:  свидетели  давали  показания под  диктовку  следователя  Сарабеева
 
Дело полковника  Виктора Горбунова являет собой, как мы уверены, пример классического и  циничного варианта фальсификации уголовного дела  на основании абсолютно ложных фактов со стороны свидетелей обвинения.  Полагаем, что  следователю Сарабееву, который поискал где-то, и "вдруг"  нашел клубок белых ниток,  и "сшил" это уголовное  дело у себя в кабинете,  вполне  можно  было бы наладить бизнес и   дать,  например, такое  объявление в газету: "Фабрикую  уголовные дела. Цены- договорные".
 
Кто и зачем  в отношении полковника  Виктора Горбунова  сфабриковал  это абсолютно  нелепое уголовное дело, которое сегодня рассматривается на полном серьезе  в гарнизонном военном суде судьей  С.С. Ковалевым? 
Очевидно, что это, так называемое "уголовное дело"  имеет только одну цель:  уничтожить репутацию и достоинство  человека,   заслуженного и уважаемого в Балашове многими честными людьми, человека, который по результатам работы на "гражданке был занесен в Книгу "Золотые страницы России", человека,   отдавшему служению Родине 34,5 лет и награжденному орденом " За военные заслуги".
 
Почему  по анонимному заявлению (!!!), без  внимательной и доскональной предварительной проверки и при отсутствии объективных оснований, было возбуждено это во всех отношениях  бездоказательное   уголовное дело? 
 
На все эти вопросы, полагаем,  даст  исчерпывающий ответ  Главная военная прокуратура, куда мы направляем наш редакционный запрос.  Полагаем, что вслед за этим последует уже  возбуждение уголовного дела по факту превышения должностных полномочий  в отношении следователя Сарабеева, который  и провел это  "объективное" и "всестороннее" расследование. 
 
Появление этого "уголовного дела"- явная  "заказуха" со стороны тех, коррупционеров в военкомате, кому полковник  Горбунов объявил войну.
 В предыдущей статье "Неравный бой полковника Горбунова" мы описали предысторию появления данного "уголовного дела". Сам же  Горбунов на имя директора  Федеральной Службы Безопасности генерала армии А.В. Бортникова написал:                                                                                              
 "Убедительно  прошу Вас поручить сотрудникам, не связанным с Вашими подчиненными  в Саратовской области, в целях объективного разбирательства, в интересах защиты моей чести и достоинства полковника запаса,   провести проверку  деятельности проходимцев и  взяточников, работающих в военном комиссариате г. Балашов, Балашовского и Романовского районов , имеющих крышу.  В вверенной Вам системе должностные лица встали на защиту взяточника Животенко Александра Ивановича - начальника отделения призыва, а именно в лице майора Самошина из контрразведки Саратовского гарнизона, который по своей должности курирует военный комиссариат Саратовской области".
 
 Как утверждает сам Горбунов, именно работник военкомата  Животенко и Самошин были инициаторами  возбуждения   в отношении него уголовного дела. Причина одна- убрать  полковника Горбунова  с дороги, чтобы не мешал "работать"  Животенко с "клиентами" военкомата и зарабатывать.
Президент  России  постоянно говорит о борьбе с коррупцией, что ее необходимо вести по всем фронтам, и нещадно,  и вот вам результат: полковник Горбунов, воспринимая слова  Верховного главнокомандующего  Путина, как  приказ и призыв к конкретным действиям, повел наступление  на коррупционеров в своем военкомате. В ответ получил "уголовное дело"!
 
В отношении  полковника  была объявлена война: мало того, что полковника  не поддержало вышестоящее руководство,  когда он  неоднократно сообщал в Саратов руководству областного комиссариата, о фактах коррупционных проявлений в Балашовском военкомате,  так против него   были брошены все силы административного ресурса, чтобы его уничтожить. И это в конце концов удалось - его уволили и возбудили в отношении него уголовное дело.
 
В чем сейчас  обвиняют полковника запаса Горбунова? Его обвиняют в том, что он незаконно получил удостоверение ветерана боевых действий и незаконном пользовался льготами, которые предоставляются  таким ветеранам.  Ветерана Горбунова обвиняют в совершении мошеннических действий.
 
Повторим, что  уголовное дело было возбуждено на основании анонимного заявления.  Кем конкретно  это заявление  было состряпано, самому Горбунову  следователь Сарабеев  так и отказался  говорить, что явно нарушает права Горбунова и УПК.
 
 Чтобы  дело, которое было возбуждено по анонимному доносу было  доведено до судебного исследования,    следователь Сарабеев  должен  был собрать убедительную    доказательную базу.  Должны были  быть свидетели, которые бы  убедительно и  на основании неоспоримых фактов дали бы неопровержимые  показания о виновности полковника Горбунова.  И следователь Сарабеев таких свидетелей нашел! Но просчитался он  в главном:  одни свидетели сегодня "мычат" на суде и говорят, что ничего не помнят, другие  изворачиваются и  дают показания и  "нашим" и "вашим", как например бывший начальник штаба полка Евдокимов, другие, как  начальник мобилизационного отдела Балашовского военкомата Моисейченко, несут явную околесицу в суде, путая такие понятия, как дружба и служба.
 
 В  судебном заседании уже  были допрошены  два солдата запаса- Воронков и Янбулатов, сотрудник военкомата Моисейченко,  бывший начальник штаба  полка  Евдокимов. О чем они говорили? 
 
           Солдаты Воронков  А.Е. и Янбулатов  Р.Р.
 
Для чего следователю Сарабееву  для доказательства вины полковника Горбунова понадобились эти два странных свидетеля: Воронков и Янбулатов? 
 
В 1995-1996 годах эти, тогда еще совсем молодые ребята,  проходили срочную службу в Чеченской республике. По версии  следователя Сарабеева, эти  свидетели  должны были вспомнить события  25-летней давности!  Уже интересно, правда? Что могут помнить эти люди, которые находились во время   самой активной и самой тяжелой фазы боевых действий в Чечне, а значит, находились в состоянии постоянного стресса?
 
 По логике следователя Сарабеева, солдаты должны были дать показания, что   они не видели командира полка   Горбунова  в расположении части. А  раз они его  не видели, значит  командир полка Горбунов  в Чечне  не был! А раз не был, то значит и не мог обладать правом на получение удостоверения ветерана боевых действий!  Чтобы читатель лучше понимал   логику следователя Сарабеева, то это примерно тоже, как если бы на следствии, а потом в суде,  житель Заводского района давал показания, что не видел  редактора "Саратовского репортера" в Саратове в 1995  году.  Но значит ли это, что редактора газеты в это время в Саратове не было?
 
 И вот что самое интересное. И  свидетель  Воронков, и свидетель Янбулатов дали на следствии абсолютно идентичные показания. Их показания зафиксированы следователем Сарабеевым слово в слово и это отражено в протоколе допросов!  Такие абсолютно идентичные  показания два разных свидетеля допрошенных в разное время,  могли "дать" только под диктовку следователя. Другого  варианта просто не существует!  Ну , разве что на выборах "Единой России"в Саратове, когда за кандидата от партии власти на 100 избирательных участках проголосовало  62, 2  процента  на каждом  избирательном участке.
 
 Какие показания дали   свидетели Воронков  и Янбулатов на судебном заседании?  Они рассказали, что служили  Чечне в районе села  Элистанжи Веденского района,  где стоял полк. Сами они служили в батальоне, численностью около 300 человек и без разрешения командира и  сопровождения,  не имели права передвигаться по району дислокации полка. На лечении в стационаре они не были,  и подполковника  Горбунова там не видели. 
 
   Сторона обвинения в лице капитана Ключикова пытается теперь  убедить суд на основании "объективных" показаний солдат на следствии: если солдаты  не видели там Горбунова, значит его там не было!   Однако, есть и документы, и свидетели, которые подтверждают- Горбунов находился в медицинском пункте полка на лечении, после получения серьезной травмы головы( об этом подробнее - в следующих номерах нашей газеты- авт.).
 
Вот  какими были показания солдата  Р.Р.Янбулатова. В суде было видно, что  человек и свидетель явно растерян и не знает, что ему надо говорить - то что было на самом деле, или то, что он говорил под диктовку, как прояснилось на   суде, следователя Сарабеева. 
 
 Янбулатов рассказал, что служил сначала в Тоцке, в 506-м  полку, а  в ноябре  1995 года был отправлен в Чечню и служил там оператором наводчиком   до октября 1996 года. 
Гособвинитель Ключиков предлагал в деталях вспомнить события 25-летней давности! Свидетель рассказал, что у него была проблема с рукой(опухоль) и он обратился в медсанчасть и пробыл там   не более суток и даже не лежал- рана была легкой.
 
Гособвинитель  Ключиков задавал много вопросов: сколько было офицеров и какого звания в батальоне и полку, помнит ли он их фамилии,  игде располагалась медсанасть,  много ли там лежало больных, проходили ли офицеры там лечение,  много ли было в части старших офицеров в звании от майора и выше, много ли сослуживцев лечилось в медсанчасти, знает ли он о прохождении лечения в январе 1996 года подполковника Горбунова,  предъявлял ли следователь на допросе ему какие-либо фото...
 
То есть, по замыслу следователя  Сарабеева,  а теперь и гособвинителя Ключикова, рядовой Янбулатов все это, спустя 25 лет должен прекрасно помнить, как и помнить Горбунова, котрого не знал!  На следствии Янбулатову следователь  Сарабеев  показывал фотографию Горбунова. Янбулатов  дал показания, что такого человека он не видел.
 
Янбулатов явно путался в показаниях и датах на судебном заседании 6 сентября: то говорил, что лечение проходил в медсанчасти в период примерно с 15 по 20 января 1996 года, то в декабре 1995 года... Следователю Сарбееву говорил, что много раз заходил в палатку, когда пришел в медсанчасть на лечение, а на суде сказал, что зашел всего один раз.
 
 И почти на каждый вопрос или гособвинителя Ключикова,  или судьи Ковалева ответ  Янбулатова был почти один и тот же: "Не помню", "Не знаю", или-  "Меня следователь понял неправильно".
 
О появлении гуманитарного конвоя ( где в одной из машин был Горбунов), Янбулатов говорил на следствии, что конвой пришел в декабре- январе, а на суде- в январе- феврале. А потом, будто бы что-то вспомнив ( видимо,  "инструкцию" следователя Скарабеева?) Янбулатов сказал, что "если бы  был Горбунов, то он его бы заметил". Однако, до этого, на вопрос самого Горбунова, приходилось ли Янбулатову встречаться со старшими офицерами полка и с ним лично, с Горбуновым в Тоцке, Янбулатов ответил :" Нет, не приходилось".
 
Интересно получилось: Янбулатов на суде не мог  вспомнить и  назвать даже фамилии ротных командиров,  с которыми общался каждый день, а вот фамилию Горбунова, которого в глаза не видел и не знал ни в Тоцке, ни в  Чечне,  помнил!  Следователь  Сарабеев подсказал? Похоже, что именно так.
 
И Воронков и Янбулатов на следствии дали одинаковые показания слово в слово, что повторим, зафиксировано в протоколах допроса.  На суде Янбулатова судья спросил : " Почему текст одинаковый,  Вы именно так говорили?"  Свидетель ответил : "Может быть, не дословно, но примерно так".  Судья  Ковалев задал вопрос: " Следователь исказил ваши показания?"  Свидетель Янбулатов ответил : " Наверное, да".  Судья: "Показания следователем был искажены?". Свидетель: " Частично".
 
Слово "частично"- одно из ключевых во всей  этой истории фальсификации уголовного дела следователем Сарабеевым.   "Частично" в этом контексте звучит,  как   ложь.  В уголовном деле не может быть слов "частично", а если они есть, то  такое дело  должно быть отправлено на дополнительное  расследование, или отменено за отстуствием и состава преступления,  и события преступления.
 
 Уверены, что в этой истории все так и будет и судья С.С. Ковалев не пойдет на поводу у гособвинителя Ключикова.  Об этом господине мы расскажем кое-что  интересное в следующей публикации. На снимке изображен  гособвинитель Ключиков во время допроса Янбулатова.
 
 В следующей публикации  мы расскажем,   о том, какие показания давали в суде свидетели  Моисейченко ( начальник мобилизационного отдела Балашовского военкомата) и  бывший начальник штаба войсковой части  21617 Евдокимов.  Моисейченко на заседании в суде  явно сводил счеты с  Горбуновым,  который уволил его  в свое время  за  провальные результаты    работы в военкомате, а  Евдокимов  менял показания  по принципу, "тут помню, там не помню", и менял их по нескольку раз.
 
 Вот  от таких "симпатичнейших"  свидетелей теперь зависит судьба  Горбунова.  Однако, сам он оптимизма не теряет, потому что знает - он прав и его совесть чиста,  потому что он - настоящий полковник...

HEADER  

+11 #4
Ванечка 20 Сентябрь 2018
Моисейченко ,он как раз из... нетрадиционных! Красный фонарь над военкоматом повести...
+13 #3
Гость 19 Сентябрь 2018
Там не только следователь, там Ефанов, Романов, Фетисова, Белова и пр .пр. пр.... И всем им он почему-то не нравится...
+20 #2
Гость 16 Сентябрь 2018
А заказывали криминальные структуры с целью сформировать поборы с родителей призывников и других жителей города!!!
+19 #1
Гость 16 Сентябрь 2018
Следователь выполняет заказ и его жёстко контролируют ,что бы с пути истинногоистинн ого случайно не сбился!!!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наверх